Orcas — Yearling

Наша оценка

Что до сегодняшнего дня я знал об Orcas (ну, кроме того, что это никакие не орки)? Это дуэт Benoit Pioulard, от голоса которого можно превратиться в лужу талой воды, и Рафаэля The Sight Below, успешно выпускающегося на Ghostly International, к которым примыкает Martyn Heyne из концертного состава Efterklang. У ребят вышел одноименный альбом с обложкой, на которой рука держит какую-то ушастую фигурку (надо, кстати, перепроверить). На этом, пожалуй, все. Ни слова о музыке, потому что она не оставила следа.

Что отныне я знаю об Orcas (ну, кроме того, что они действительно не орки)? Их новый альбом Yearling я буду слушать очень много и достаточно часто, чтобы вызубрить восемь восхитительных мелодий и воспроизводить их в голове при любом удобном случае. Я поселю его на все доступные носители, ибо память не самая надежная штука, раздам своим друзьям, придам ей значимость, пышность и продолжу ее жизненный путь в умах соратников.

Вступительная «Petrichor» отправляет нас своей мягкой конструкцией к воспоминаниям о не перебарщивающем Bibio, пытающимся записать свой собственный The Campfire Headphase с минимумом гитар и максимумом кучевых облаков. В «Infinite Stillness» тот же, неспешный голос Бенуа, раскрашенный в пепельные оттенки и до сих пор способный вызвать восторг, который будто опасается разрушить гармонию ритма, слитого со звуками, напоминающими чувство, когда так не хочется двигаться, кажется, что все зря, ты чувствуешь подкатывающую тошноту от созерцания ничего не значимых лиц, но покидаешь свою кровать, стискиваешь зубы и снова открываешь входную дверь новому дню. При всей красоте в простоте и органичности вокала Бенуа, главными жемчужинами Yearling остаются инструментальные мелодии, где голоса используются в качестве ненавязчивых мазков кистью, для придания контраста и завершения полотна, могу появиться после долгого вступления на пару мгновений, прячась затем в тени, уступая сцену струящимся звукам.

Именно в те моменты, когда музыке не нужно подбираться и заключать в объятия выроненные слова, она раскрывается во всей своей красе и великолепии притом, что сама не является такой уж подверженной экспериментам и кардинальному развитию. Убаюкивающий, но не сонливый и не надоедающий темп в сопровождении трепетных клавишных, интеллигентных струнных, украшенные филигранным эмбиентом, не распадаются на части, не выглядят разбросанными по углам и не создают впечатления огромного пространства, наоборот, все вместе напоминают плотность глины в шаге от окончательного затвердения под языками пламени и уставшего ритма «Filament». Неспешный пересказ истории о ловле крупной рыбы или знакомстве с мамой, которые ты слышал тысячу раз и знаешь во всех подробностях, но благодаря харизме рассказчика сюжет обрастает новыми деталями и персонажами, в реальности существования которых ты сомневаешься, и витиеватой моралью, искусно прячущейся от глаз любителей читать по диагонали и слушать вполуха.

Перечитал текст и понял, что обманываю себя. Я никому не скажу об этом альбоме, потому что он должен оставаться только здесь и со мной. Он эстетически прекрасен в повторении пройденного и умолчании нового, будто застывшая крупица воспоминаний, в которой ты не уверен – было ли это на самом деле или всего лишь плод буйного воображения? Это как слово, которое пришло мне на ум, в полной мере характеризующее всю новоприобретенную важность Yearling, но благополучно выцветшее из памяти за считанные часы.

И слово то было «проникновенный».

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.