Kelis — Food

Наша оценка

Новый альбом Келис? Сподюсированый Дэйвом Ситеком? Да еще и на Ninja Tune? Звучит как интригующее событие, не так ли? Мы решили, что в Электрокружке обязана появиться рецензия на этот альбом, но поскольку все авторы этого чудесного сайта – ленивые жопы, то мы прибегли к помощи извне. Спасибо замечательному Ринату Давыдову, который откликнулся и написал свое развернутое мнение.

Задолго до того, как мне удалось послушать Food, на глаза попалась новость о том, что грядущий альбом Kelis будет выпущен на лэйбле Ninja Tune. Я посчитал эту новость интересной, несмотря на то, что никогда не питал особых чувств к творчеству сей хриплоголосой певицы из Гарлема, ибо, ввиду своего почтительного отношения к лэйблу, навоображал себе дюжину экспериментальных, поистине неземных и чарующих «милкшэйков», обещающих танец мурашек, приводимых в движение дерзким вайбом, коего не знал ещё туманный Альбион. Важно подчеркнуть, что в моём поле зрения Келис Роджерс находилась лишь во времена классического MTV. В то время певица плотно сотрудничала с гигантами поп-продюсирования The Neptunes (Фаррелл Уильямс, да-да, и Чед Хьюго), участие которых, несомненно, отразилось на звучании первых двух с половиной альбомов Kelis, что позволяет нам ассоциировать её раннее творчество с почти дикой игривостью, теплотой и лёгкостью, грозящей внезапно сорваться в бурный эротический танец, откликающийся угловатым и дерзким ритмам, магия которых служит неизменным лейтмотивом всего, к чему прикасалась рука Фаррелла Уильямса времён N.E.R.D. «Lapdance» и Britney Spears «I’m a Slave for U». Собственно, это волшебство было идеально воплощено в сингле «Milkshake» – единственное, чем сея барышня мне запомнилась, и, что немаловажно, после прослушивания «Еды» данный трек по-прежнему воспринимается мной, как творческий апогей артистки.

Тем не менее, вернёмся к расставашкам. Десять с лишним лет миновало со времён альбома Tasty. По мне так это изрядный период времени, за который в наши-то дни вполне себе может произойти смена парадигм, не то чтобы всякие мелочи вроде персональных революций, происходящих в жизнях отдельных людей. Я, например, досчитал до трёхсот пятнадцати миллионов, пока заканчивал школу, институт, и функционировал на скучнейшей на свете работе, попутно коллекционируя знания мёртвые клетки. Келис же, увы, повезло чуть меньше: парочку номинаций на Grammy; семейная идиллия с Nas’ом, длящаяся четыре года, привычка к которой чуть было не сломила певицу; нон-хит альбом Kelis was here; рождение дитятка; диплом шеф-повара; радикальная смена жанров в альбоме Flesh Tone и, наконец, выпуск своего последнего альбома Food.

Итак, что мы имеем? Современно звучащий, эклектический синтез классического попа с ритм’н’блюзом, приправленный фанком, ретро-соулом и еле заметными твэнговыми вибрациями, в совокупности способные спровоцировать физический аффект в результате возникновения сублимированного в лёгком покачивании бёдер желания сексуальной активности. Food – это альбом повзрослевшей ранимой женщины, простодушие и наивность каковой предрекали болезненное крушение идеалов, щепки и трещины (но не руины, господа, не руины!), которых и использовались в качестве материала для нового творения Келис, преисполненного просветительским личным мотивом, прекрасно скрепляющим все те злосчастные обломки розовых иллюзий любовью и пониманием совершенно иного калибра — околопросветлённого.

«I wanna say thank you, you’ve been more than just a man» – с этих слов начинается «Breakfast», с этих слов начинается Food и эти слова, вероятно, имеют сакральный смысл, выступающий заглавной темой альбома. На завтрак Kelis предлагает отборную порцию сантиментов и благодарности. Несомненно, это глубоко личная композиция, представляющая собой откровение, сочащееся пост-истерической нежностью, словно сама песня родилась в первых бликах капель росы, одарённых солнечными лучами, разрезавших теряющее силу пурпурное небо. Жизнеутверждающий припев — «Это в натуре тема, в натуре тема о нас…» – содержит в себе квинтэссенцию возвышенных чувств, способных выбить слезу даже у самого чёрствого слушателя. В метафорах, вероятно, трек «Breakfast» выглядит неплохим началом альбома, однако я бы предпочёл услышать это заунывное и вымученное примирение либо где-нибудь к обеду, либо к ужину – уж слишком тяжеловата такая стряпня с утреца. Что нельзя сказать о Рёбрышках («Jerk Ribs») то ли дёргающихся, то ли рёбрах придурка, уж не знаю. Эдакий качественный, но всё же средненький трек для разгона, если абстрагироваться от его сути, а суть в ярких воспоминаниях об отце, который «He said to look for melody in everything», а не в кулинарном контенте, как это выглядело изначально. С «Jerk Ribs» вполне себе можно было начать альбом, проснуться, потянуться, заварить кофе, но я, в отличие от Келис, ничего не понимаю в ремесле повара, посему оставлю право блистать на творческой кухне за ней. Последующие композиции «Forever Be», «Floyd», «Runnin’» являлись для меня пыткой. Я заметил, что почти каждый припев в альбоме можно упрекнуть в безвкусице, столь убоги и неприятны используемые голосовые интонации, портящие возможность создать красивую амплитуду звуковых колебаний, если не хитовую, то хотя бы попросту мелодичную, звонкую, интересную. Склонен полагать, что если есть здесь где-нибудь эксперимент, то только в пределах творческого архива Келис, добавившего себе в коллекцию целый ряд, судя по всему, принципиально новых амплуа, не более. Абсолютно все композиции следовали некой формуле, гарантирующей объективную безупречность звучания, заключённых в рамках преследуемых жанров, но всё это звучит так шаблонно, искусственно, бездушно и тупо, что в 2014-ом имеет право на жизнь лишь среди неискушённого слушателя, плохо знакомого с музыкой вообще. Из всех услышанных треков могу отметить фанковый «Hooch» за плотный инструментальный саунд и кавер на фолковую лавсонг 71-ого года «Bless The Telephone» (что он вообще здесь делает?). После более-менее вменяемого “Hooch” следует тронутый афро-битом “Cobbler”, скатывающийся в пресловутый евро-поп о безвольной женщине: «You make me hit notes that I never sing», чему в довесок вторят бэки «She never sings these notes». Jeez, пожалейте её уже кто-нибудь, пока она не начала петь настолько же утомительные, как и вся первая половина альбома, баллады! Но Келис никто не пожалел – в этом деле она, безусловно, самодостаточна. Миновав тягомотную монотонность «Rumble», отказавшись от протухшей рыбы и сорокалетней давности бисквитов, я пытаюсь вникнуть в красоту балладистых «Change» и завершающего альбом трека, безбожно косящего под какую-нибудь Сару Брайтман, «Dreamer». Тщетно. Впечатление, чтобы дивиться сими композициями, нужно быть чуть более чем полностью глуховатым и желательно во время прослушивания находиться на прокрустовом ложе, установленном обществом добрых нравов, пресекающее любого рода критику и снобизм в адрес тех, кто созидает, ибо само по себе созидание якобы есть чудо. Однако я с этим не соглашусь, ибо есть примеры, когда “чуда” вопреки труду артиста и лояльности критика не происходит, и одним из таких примеров можно считать Food – очень утомительный, второсортный, аляповатый, аморфный и унылый в своём естестве альбом.

И всё же, и всё же творческий альянс Келис и Дэйва Ситека из TV on the Radio нельзя назвать неудавшимся. Напротив, им удалось создать нечто по-своему уникальное, довольно разноплановое, но без излишеств. И если брать во внимание исключительно карьеру Келис Роджерс, то я бы сказал, что Food – это её личный успех, заключённый в незаметных для слушателя плоскостях становления артиста и личности как таковой. Здесь и сейчас Kelis действительно сияет, несмотря на то, что она всё ещё пребывает в поиске себя, примеряя возможные ипостаси некогда расколотой самости. Более того, она не стесняется делиться своим самым сокровенным и интимным, что у неё есть, словно искренность и простодушие – есть главные темы исполнительницы, истинно желающей обрести единственно имеющую для неё значение ценность – любовь. Наряду с розовыми слюнями проглядывается ещё одна важная тема: фалопоклонничество тема слабой женщины, нуждающейся в поддержке мужчины; женщины, наделяющей ореолом объект своей любви и поющей о том, как она счастлива, когда всё хорошо, и как она несчастна, когда всё плохо. Food – на порядок выше ребячества, но ещё далёк от зрелых взглядов на жизнь, что делает его ещё хуже, поскольку музыкой он ничего кардинально нового в фонотеку человечества не вносит (даже вширь), а идеологически представляет собой анти-ницшеанскую оду слабости, посвящённую личностно несостоявшимся неженкам, стагнирующим в подростковых фантазиях. Так что у Келис Роджерс всё только начинается. Welcome to the world.

Слушать? Если же брать двадцатилетний female contemporary r’n’b, то я бы посоветовал вам не тратить своего времени на Kelis, если есть такая птичка, как R. Kelly Beyonce Alicia Keys Macy Gray Erikah Badu.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.