Дивный мир Underworld

Культовые Underworld – это, в первую очередь, коллектив, ставящий во главу угла творчество во всем его многообразии, будь то визуальная сторона восприятия и облик самих музыкантов (создаваемые собственным дизайнерским агентством Tomato), разработанное совместно с Volkswagen приложение, превращающее автомобиль в музыкальный инструмент, озвучивание спектакля Дэнни Бойла про Франкенштейна и церемонии открытия Олимпийских игр в Лондоне (тоже Дэнни Бойла), не говоря уже о том, ради чего мы все здесь собрались – о музыке. Поскольку Underworld снова приезжают в Россию и 20 июня выступят в Ледовом дворце, я расскажу вам, почему вы должны попасть на их концерт! Я не буду утомлять вас пересказами биографии проекта, который существует с конца 80-х годов, за меня это сделали иные летописцы и википедия, лишь поведаю о некоторых наиболее примечательных релизах группы и почему они должны быть в коллекции каждого, кто называет себя любителем электронной музыки (не повышая уровень планки словом «качественной», ибо это и так понятно). Заранее прошу прощения что без иллюстраций и встроенных треков дабы не раздувать объем страницы, но посоветую канал на youtube, где можно послушать все релизы группы.

Давайте я еще раз упомяну о длительном сотрудничестве Underworld и Дэнни Бойла и закончим на этом. Кроме упомянутых Олимпиады и спектакля с Ли Миллером и Камбербэтчем, Underworld подарили трек «8 Ball» фильму «Пляж», сказали «OH» в саундтреке фильма «Жизнь хуже обычной», озвучили «Пекло» (который, помимо великолепной игры актеров и примечательно сценария, действительно пробирал до костей своими мелодиями, частенько используюемых в трейлерах других фильмов), а Рик Смит был приглашен для создания музыкального саспенса киноленты «Транс», в которой при помощи звуков отлично передана напряженность сюжета, играющего с разумом не только персонажей, но и вовлеченных зрителей.

И, конечно же, не стоит забывать о легендарном «внутреннем диалоге алкоголика» «Born Sleepy» (в его «.NUXX»-версии), появившемся в фильме Бойла «На игле», который отправил сингл на второе место чарта Соединенного Королевства и подарил повсеместную любовь и обожание нашим сегодняшним героям. Вы могли не слышать (что вряд ли) про Underworld, но вы не могли не слышать Underworld.

Как и любая группа, начавшая свой творческий период где-то во времена нашего с вами, двадцатисемилетние, рождения, не обошлось без умилительного синтипопа. Underneath The Radar 1988 года, на обложке которого красуются одновременно Вилли Вонка и коммунистическая звезда, собрал все лучшее от музыки тех времен – неспешное повествование в духе Depeche Mode, ударные, напоминающие хлопки, отсылающие к первому альбому Nine Inch Nails и плавные искрящиеся синты как у… любой другой группы того времени от Roxette до a-ha. Это были симпатичные песни без единого намека на последующую смену курса в сторону музыкальных клубов, поскольку с материалом, представленным на дебютном альбоме, группа вполне могла собирать стадионы, правда, выступая на разогреве у Бон Джови. Вышедший уже на следующий год Change the Weather повторял наработки предшественника, делая упор на гитарное звучание с малой долей синтетического влияния; клавишные использовались лишь для красоты, стараясь не перетягивать одеяло с ловких гитарных запилов и обрамляли голос Хайда, ставший гораздо увереннее в себе. В любом случае, если вы не самые большие любители типичного звука 80-х, ближе к концу альбома появляется восхитительная «Beach», где невесомая электроника все же берет верх над нежным звучанием балладной гитары, а весь интерес пристыковывается к высушенной драм-машине и фоновым переливам. Underworld входили в эпоху бритпопа подготовленными и вооруженными!

Шел 1994 год! С выходом Dubnobasswithmyheadman (заложившего начало так называемой эры «MK2») случилась революция не только в жизни группы, но и посетителей, простите, дискотек, заполучивших новых кумиров. Все гитары и прочие осязаемые вещи, на которых нужно было перебирать пальцами, дудеть и стучать — словно рудиментарные органы, утратившие свое значение и отпадающие в ходе неизбежной эволюции — отправились на соседнюю помойку, а в ход пошли такие штуки, на которые нужно нажимать. Гигантский шаг от синти-дуракаваляния (да простят меня все любители синтипопа) до холодного техно и прогрессив-хауса в компании голоса, появляющегося на публике, словно тот супер-злодей с неизменным плащом, — нес с собой шлейф из эха и отрешенности. На этом альбоме можно найти приглушенные отголоски ритмичности The Prodigy в «Surfboy» и долгие сюжетные закручивания The Orb, которые умудрялись не надоесть за 13 минут, как в «Mmm Skyscraper I Love You», а «Cowgirl», звучащая как вышедший через год Exit Planet Dust, стала прекрасным дополнением фильма «Хакеры» рядом с Orbital, Leftfield и молодой Анджелиной Джоли. Отдельные благодарности шеф-поварам за «Dirty Epic», который даже спустя двадцать лет звучит не просто актуально и воодушевляюще, но способен расшевелить толпу, как приверженцев классики, так и любителей чего-то нового, поскольку возраст трека очень сложно определить, но, как и любое выдержанное вино, ударит в голову стоит лишь пригубить.

Second Toughest In The Infants, считающийся многими (что вполне заслужено) лучшим альбомом группы, сформировал классическое представление о звучании Underworld. Стал первым и самым любимым альбомом у большинства адептов электронной музыки и представляет собой буйство красок-стилей, которые совсем не напоминают нелепую мазню, но картину, ставшую для кого-то целым произведением искусства. Достаточно послушать шестнадцатиминутную «Juanita / Kiteless / To Dream Of Love» где гипнотический хаус закручивает сознание в тугой комок образов, ярких вспышек и несуществующих воспоминаний, после чего «Banstyle / Sappy’s Curry» на пятнадцать минут позволит расслабиться под приглушенный джангл вкупе с освежающим эмбиентом, доставленным прямиком из осенних городских парков, омытых проливным дождем. Second Toughest In The Infants стал квинтэссенцией творчества группы, показавшей себя достойным образом на британской сцене, ломившейся от современных героев, при этом погружение в глубины ломанного ритма и протяжных трансовых интерлюдий не казалось чем-то вымученным или данью моде, но было идеологией, которой группа жила и чувствовала «в своей тарелке». Музыка, распространяемая со скоростью вирусного заболевания, нацеленная на поражение единственного органа – сердца, с приятным симптомом, от которого ноги отправлялись в пляс. Заслуживает упоминания «Rez» (вышедший синглом с упомянутой выше «Cowgirl»), который после переиздания стал частью альбома вместе «Born Slippy (Nuxx)» и завершивший образ полноформатника. Это восхитительное десятиминутное путешествие необходимо прочувствовать каждой клеточкой головного мозга, это концентрированный дух рэйва, клонившегося тем временем к закату, если уже находящегося на заслуженном покое, это ода свободе и инакомыслию, выраженная в протяжном гуле сирен, и манифест молодости, когда днем ты носишь костюм, вечером забываясь танцем, стираешь будни обувью в пыль.

Увидевший свет в 1999 году Beaucoup Fish показал нам новых Underworld – резких, немного озлобленных, громких и не желающих почивать на лаврах. После успеха «На Игле» все ждали продолжения банкета, однако, Хайд и Смит выдали свой наиболее экспериментальный альбом. Подтверждением слов служит агрессивная «Moaner», являющаяся частью саундтрека фильма «Бэтмен и Робин», перегруженная кислотным едким и сверлящим звуком. Открываясь легким ненавязчивым техно-номером, в котором статичная мелодия украшается «звуками торговых центров», срывается под конец на трансовые помпезные синты. Именно так ненавистный многими транс, правящий умами молодежи, является краеугольным камнем в новом альбоме Underworld, в котором все же нашлось место релаксирующему «Jumbo» и рок-музыке перекроенной под клубные стандарты в «Bruce Lee». Даже если вам не нравится транс, уверяю, от «Kittens» вы останетесь в полном восторге – выразительная электроника и невесомый фоновая мелодия, слишком стеснительная для выхода на передний план, утаскивают с собой на орбиту Земли, открывая все прелести открытого космоса.

Как я уже сказал выше, все творчество Underworld после Second Toughest In The Infants является производным от потрясающего альбома и открывает новые грани музыкального таланта группы. Не стал исключением и A Hundred Days Off, написанный в более спокойном ключе, нежели предшественник, и делающий упор на упругий размеренный хаус, вперемешку с эстетикой эмбиента и лаунжа, чем на привычные техно и транс. Этот альбом отпугнул многих поклонников группы, посыпались шутки про смену барыги, творческий кризис, взросление и прочие обвинения, когда музыканты не желают два раза швырять снаряд в одну реку. Underworld предстали перед нами умиротворенным композиторами, а не типичными кнопкодавами, что в той Госдуме, выведя симбиоз из танцевальной ритмичности и музыкальности, которая была не просто модной сезонной фишечкой, а полноправной частью нового пути группы. A Hundred Days Off – это очень теплый, солнечный альбом, подходящий для размышлений о бытие и пляжных вечеринок с коктейлями и ленцой. Альбом, в котором живые клавишные превалировали над синтезаторам, джазовые конструкции перебарывали с переменным успехом прямой ритм, а единственной отсылкой к прошлому периоду группы стали юркая «Dinosaur Adventure 3D» и наиболее трендовая для 2002 года «Luetin». Совмещая масштабность со сдержанностью Orbital, налет загадочности и витиеватость The Future Sound of London, и звонкие плавно вьющиеся и детализированные детали The Chemical Brothers, Underworld снискали славу «незаморачивающегося» коллектива, который преодолевает путь от умудренного эмбиента к грозному техно через трансовые всполохи за считанные минуты, не чурающийся живых инструментов и способный наряжать туц-туц-туц в красивые мелодии.

Как и вся музыка нулевых, новый альбом Underworld маскировал танцевальную музыку, считающуюся семь лет назад эдаким неприличным явлением, особенно в Великобритании, переживающей бум инди-коллективов, взлетающих на вершины чарта при помощи интернета. Вышедший в 2007 году Oblivion With Bells, казавшийся слегка усталым и надуманным, все же подарил несколько приятных моментов. Эпичная хмурая «Beautiful Burnout», меняющаяся до неузнаваемости ближе к финалу, превращаясь из размеренной фантастической истории в резкий танцевальный боевик, заполненная интересным прилипчивым повторяющимся сэмплом, напоминающим пение механической птицы, «Ring Road» или «To Heal», являющаяся явной отсылкой к саундтреку «Пекла». Underworld отстаивали свою позицию посреди рассадника новой рок-музыки, не потянулись за гитарами, некогда удобно лежащими в руках, но снова обратились к мелодиям, будто игнорируя A Hundred Days Off и любое присутствие инструментов. Oblivion With Bells стал не просто отдушиной для всех, кому надоели дети майспейса, но вел альтернативную хронику жизни Лондона, в котором стало тесно, душно и пыльно. Достаточно обратить взор на тревожную заблудившуюся «Glam Bucket» с ее интересным развитием и преодолением границы воображаемых городских джунглей. А если хотите немного современного чуда, то «Good Morning Cockerel» от мелодии до тональности вокала, звучит так, будто принадлежит перу These New Puritans времен записи последнего альбома.

Последний на данный момент альбом Barking вышел в 2010 году и получил огромную порцию разгромной критики, а все из-за того, что к записи приложили руку загребущую продюсеры Dubfire, High Contrast, Appleblim вместе с Al Tourettes и даже Paul van Dyk, которые превратили звучание Underworld в кучу осовремененной сверкающей пиликающей чепухи, плюющей на развитие и всякие там мелодии – это прямые, как рельс, и стерильные, как хлорка, ориентированные на клубы хиты, в которых все же случались проблески старых-добрых Underworld: то знакомые и вызывающие улыбку звуки «Bird 1», то синтетические выпуклости, расчерчивающие дабстеп «Hamburg Hotel», то дерганная трансовая «Between Stars», то знакомая сердцу гармония посреди ухабистого d’n’b «Scribble», то навязчивый гитарный электропоп «Diamond Jigsaw». Завершает альбом избежавшая чьего-либо вмешательства со стороны убаюкивающая «Louisiana», где нежное пианино встречается с вибрирующим и будто извиняющимся за весь тот ворох пестрых красок голосом Хайда, предпочитающего спеть, а не декламировать. При всех своих недостатках Barking заслуживает внимания и вызывает определенный интерес, если считать его сборником ремиксов и откинуть прочие заслуги, ворвавшись в танцевальную кутерьму с образами Карла и Рика, решивших повеселиться и отдать должное модерну.

Чуть ранее мы писали рецензию о совместном альбоме Карла Хайда и Брайана Ино, который нам показался достаточно слабым, но при этом испытали подъем жизненных сил, когда дуэт объявил о еще одном полноформатном релизе High Life, готовящимся к выпуску в последний день июня.

Подводя итог этой простыне из полутора тысяч слов, хочется сказать, что Underworld — великая группа, в которой каждый найдет себе музыку по душе за счет разнообразия и многогранности таланта. Для танцев, для покоя, для крепкого сна и доброго утра, для похода на свидание и планирования военных действий, для грусти и меланхолии (пусть и в меньшем количестве), для шумных вечеринок и чтения книг, для путешествий и новых знакомств — Underworld идеально подойдут для любого стечения обстоятельств и оттенка настроения. Это электронная и преимущественно танцевальная музыка для проживания жизни на танцполе, а не пустого ее растрачивания.

3 комментария

  • Ответить Июнь 9, 2014

    deMoralles

    4-й альбом — майлстоун, который изменил мои музыкальные предпочтения. Жаль, что прекратили сотрудничать с Эмерсоном.

  • Ответить Июнь 14, 2014

    Владислав Овчаренко

    Автору swerzz статьи об Underworld выражаю огромную благодарность и подписываюсь под каждым словом. Это действительно эталонная группа, способная помочь обогатить внутренний мир слушателя, заглянуть в бессознательное. Однако жаль, что автор не сделал очерк о Two Months Off с того самого теплого альбома 2002 года. Как ценитель группы выделю, что эмоций она дарит палитру, ниже тоном не скажешь). Спасибо, если прочитали комментарий. Не подскажете, нет ли у них намерений в Москву приехать, а то в Питер, к дикому сожалению, 20 июня ехать не могу?

  • Ответить Июль 11, 2014

    Нариман

    Группа которая 12 лет мне показалась нудной но странной после прослушивания сразу 4-ех номерных альбомов на МП3 диске. Именно это и стало причиной прослушивания их во второй раз как фон, и после они остались для меня лучшими в танцевальной музыке — их звучание ни с кем не перепутаешь и к сожалению нет похожей на них группы, разве если только LCD Soundsystem в треках Sound Of Silver и Get Innocuous! напомнили их куда сильнее чем например часто приводимые к равнению Orbital, Leftfield и т п). Уход Эмерсона для меня лично никак не сказался на качестве материала — A Hundred Days Off очень интересный разносторонний пусть и более спокойный альбом не лишенный кстати говоря суперхита A Hundred Days Off — только ленивый не использовали его в миксах 2002 года.

    А вот совместный альбом с Брайаном Ино оказался безликим, бесхребетным лишенный ярких красок присущим Underworld и печально осознавать что они снова выпустят еще один альбом — такое впечатление что Рик Смит ушел в небытие а Карл Хайд ушел в плавание со всеми кто попадется на пути……

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.