20 лет Music For The Jilted Generation

Каким бы жестоким ни был твой реальный или чужой вымышленный мир, какой бы ветреной сукой ни была мода, как бы часто ни менялись вкусы, предпочтения и желания людей, всегда есть уединенное место, в котором можно спрятаться в случае вынужденной эвакуации из действительности даже под пристальным прожигающим взглядом общественности.

The Prodigy – Боги и Цари, преклонение колен пред которым не кажется чем-то жалким и выставляющим тебя на посмешище. Ты готов противостоять своим принципам и превратиться в ведомого из-за несокрушимой уверенности – в беде тебя точно не оставят. Любые слова, способные описать их талант и значимость не только для тебя лично, но и мировой культуры, нужны ровно настолько, сколь необходимо перечисление определений любви – все давно сказано, ничего нового придумать не получится. Однако они остаются горячо любимыми и почитаемым, им беспрекословно веришь, и, зная наизусть, все время слышишь будто впервые. Музыка вне времени, вне пространства, вне возрастных ограничений. Объединяя поколения и сглаживая классовые неравенства, они взрывают тебя изнутри звуками, не имеющими цифры в тротиловом эквиваленте и стоимости в пересчете на бриллианты. Я мечтал увидеть их живьем ровно 13 лет (и это случилось нынешним июнем, и было это потрясающе), половину своей жизни я провел с The Prodigy и, если мне будет дозволено, передам любовь детям… словом и ремнем по жопе.


Что такое 20 лет? Это два раза по 10, четыре по 5. Можно расставлять как угодно и какие угодно цифры – арифметика здесь всегда будет предельно проста. Это двадцать лет. Это по большому счету четверть жизни. Вдумайтесь только, вы могли два раза закончить школу, стать отцом, отсидеть за измену родины или подрыв метро, построить и потерять бизнес-империю или же вырастить два поколения на своей музыке; музыке которая сопровождала твою самую первую рвоту от алкогольной детоксикации на стихийной вписке у друзей, музыка, которая заставляла бабушек со двора бросать тебе вслед косые взгляды или оттягиваться по полной под громкие звуки хриплых колонок времен Брежнева на школьной дискотеке, как велела паленная водка, купленная перед дискачем по твоей просьбе старшеклассниками у неизвестных. Кассеты, которые не покупались, а распространялись словно вирус одним только нажатием REC на магнитофоне, а если и покупались, то канули в небытие сотнями попрошаек, которые брали у тебя ее переписать, но так и не возвращали. «The Prodigy (the prodijy, the prodigi)», наверное, вторая по популярности в СНГ уличная надпись после слова «хуй» иметь которую на фасаде своей панельки было настоящей честью, которую вновь наносили, если кто-то из работников ЖЭКа решил закрасить, и обводили, если она выгорала на солнце. Легендарные черные футболки с контрастным изображением троицы, придававшие +100 к крутости и уважению во дворе и на районе. И не важно к какой субкультуре ты мог относится – The Prodigy были универсальным языком и пониманием между всеми прослойками тогдашней молодежи.

Music For The Jilted Generation служит идеальным примером синдрома «второго альбома», который зачастую решает всю его дальнейшую судьбу. Музыка тех времен, когда по MTV еще показывали клипы, передача «До 16 и старше» была умным проводником в мир актуальной музыки, а все карманные деньги тратились на альбомы с наклейками и вафли куку-руку. Хмельная чума, накрывшая девяностые, зацепив по себе добрую половину нулевых. Давайте будем честными, The Prodigy – это лучшее, что случалось с постсоветской молодежью. Музыка, которую вряд ли оценит современный юноша, но которую уже никогда не переплюнет ни один из современных хайп-проектов.

Снаряду, запущенному еще в Experience удалось пробить бетонную стену ожиданий в Music for the Jilted Generation и победоносно устремиться на встречу своему блестящему будущему в The Fat of the Land, не утратив при этом ни йоты приобретенной энергии. Возмужавший после дебютника, набравшийся мудрости, от чего ставший скептическим и источающим апатию всему миру он учил тебя нагой правде, закладывая в голову зерно здравого эгоизма.

Я бесконечно благодарен им за те минуты счастья и дивные образы, рождающиеся в голове при прослушивании музыки, формирующие пристрастия и меняющие мировоззрение, за их ядовитые законы и учащенное дыхание, за единую любовь и эксперименты с вуду, за жар внутри тела и отказ от тех, кто не столь хорош для меня. Я менялся с ними и теперь для них живу.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.