The Cyclist — Flourish

Наша оценка

Это вторая моя рецензия на Электрокруже, и снова – положительная, с довольно высокой оценкой. Как тут не обвинить меня в излишней позитивности? Мол, смотрите какой шмель-добряк, все ему нравится, обласкивает проекты, никого не уколет, ни в чем не уличит, ушат помоев не выльет. Тем не менее, есть повод радостно прожужжать.

Эндрю Моррисон, выступающий под именем The Cyclist (как мы выяснили из недавнего интервью, название придумано благодаря картине Натальи Гончаровой) – музыкант не просто с изюминкой, а с серьезной такой изюминой. Выпустив ранее кассету Bending Brass для кузницы кадров американской электроники Crash Symbols, и закрепив успех альбомом Bones in Motion на Leaving records / Stones Throw, Эндрю не изменил себе: не отправился в тантрические путешествия, не старался просветлиться и решил не выхолащивать звук для своего третьего полноформатного релиза, а все сделал так, как умеет делать только он. Его новый альбом со светлым названием Flourish пропитан все тем же традиционным сыроватым звучанием, за которым скрывается глубокое уважение к lo-fi эстетике, или, как уместно замечает выпускающий лейбл, альбом лоу-файный, но не дешевый, «самодельный», но не примитивный, танцевальный, но не клубный. Уже этих характеристик достаточно, чтобы как минимум обратить свое внимание.

Если стоттовский Faith In Strangers возвел чистоту и детализацию звука в абсолют, то не уступающий ему в разнообразии Flourish звучит будто из-за стены, выворачивая наизнанку потрепанные дедовские колонки, и, нужно признать, импровизированная вечеринка соседей гораздо симпатичнее того, что происходит в твоей обставленной по последнему слову техники квартире. Зажеванные пленки, тормозящие неизбежный прогресс симпатичных ритмичных наслоений, клубок из звуков и настроений, которые распутываются в изящное макраме, являющимся, по сути, набором сплетенных воедино узлов.

Семь отчаянно технически выверенных высказываний на тему того, через что должен пройти человек, чтобы to flourish — вырасти и расцвети. Следовать за болью, разочарованием, сопротивлением, падать в глубокую яму самокопания – практически все, как в черно-белом артхаусе. Помните «Пи» молодого Аронофски? Flourish явно оттуда, с той планеты, где шкалы и мерила – пыль на носках остроконечных туфлей из кожзаменителя, когда всем плевать на рост, цвет стен в кухне, тачки и отпускные фотоальбомы, где главнейшей ценностью являются лишь направление и скорость твоего движения – две характеристики, которых The Cyclist не занимать. Осторожно, продумывая путешествие на шаг вперед, пробирается сквозь лед, едва дыша, со срывающимся в нагнетаемую пропасть вокалом, сокрытую от глаз разряженной синтетической пеленой. Выбравшись на песчаные дюны с упорством человека, обманувшего смерть, самозабвенно танцуя в тени миражей, очнувшись и обнаружив себя на границе зеленой равнины, под не кажущимся инородным стробоскопом. Окончательно вырвавшись из оков пустыни, исследуя новый сочный, странно-приветливый, цветной мир, наконец, расточительно потратив свободные минуты, чтобы остановиться и понять — ты уже не тот, что прежде. Ты изменился.

У Эндрю Моррисона получилось вырастить, и не просто альбом, не красивый музыкальный цветочек, а грубую, высокую, прочную живую изгородь, снабженную как колючками, так и потайным лазом для «своих». Этот рост был болезненным, мучительным, но… необходимым. Теперь нужно взяться покрепче, найти точку опоры и повалить ее, а иначе, где же взяться месту для следующей жизни?

1 Comment

  • Ответить Ноябрь 19, 2014

    лЁ>кс

    Мне кажется, что Boards Of Canada оставили добрый такой теплолампый и кассетно-плёночный след в мозгах у многих ребят…хотя скорее всего я ошибаюсь на счёт этого парня)

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.