OAKE — Auferstehung

Наша оценка

Сказать, что этот альбом ждали все «наши», значит просто промолчать. Его желали, испытывали трепет, были готовы испытывать на вкус и заранее простили все огрехи – крайне непрофессионально, не правда ли? Другой стороной этого текста, позволяющей вам закидать нас камнями, является полное отсутствие намеков на грядущие затяжные праздники, но после прослушивания релиза целиком (а это случится неоднократно, поверьте мне) вы будете благодарны мне за то, что я не омрачила любые восторженные ассоциации.

После двух примечательных ипишек, полностью соответствующих духу выпускающего лейбла, немецкий дуэт OAKE записал дебютный альбом Auferstehung, разложив все грани своей готической души в эстетике индустриального техно. Это гулкие протяжные завывания, напоминающие скорее разгулявшиеся сквозняки, стелющиеся по полу старых заброшенных домов; это мягкий контрастный ритм, подстраивающийся под взвинченное сердцебиение, когда вам по воле судьбы приходится оказываться в таких пустующих объектах, даже в лучах полуденного яркого солнца вселяющих ощущение чужого пристального взгляда. Это живые инструменты, от которых веет морозом и копотью, добавляющие пуд кинематографичности и без того временами помпезному звучанию. Это бесформенные голоса, являющиеся частью мелодий, а не смысловым наполнением, придающие суровости и неумолимости древнейших ритуальных обрядов из тех, что всегда заканчиваются демонстрацией окровавленного лезвия.

При всех вышеперечисленных сравнениях, музыка OAKE не кажется пустой, жесткой и мрачной, наоборот, в ней много пространства для побега, как и скользких затененных мест, на которых внимание слушателя может попросту сорваться с крючка и не слишком изящно перелететь через ловко замаскированную ловушку — когда вы решитесь в следующий раз найти себе точку для созерцания происходящего, то обязательно запутаетесь в сетях. Кроме того, при следовании четкому курсу и сторонясь крайностей отдельных элементов выстроенных композиций, OAKE не наскучат до самого конца. При свободном полете фантазии «Erstes Buch: Desterieh l’Remm» можно представить в качестве правителя душной складской танцплощадки, «Viertes Buch: Mortre Wrid» использовать в качестве саундтрека для модного неонуарного детектива, а медленно срывающуюся с петель под аккомпанемент шатающихся, будто молящихся, ударных «Fuenftes Buch: Dreloi Wechd» хоть сейчас отправляй в космос, дабы ученным, занимающимся поисками новых и пригодных для жизни планет, было не так скучно умирать.

Auferstehung напоминает прогулку по обгорелой земле с поломанным радиоприемником, постоянно пытающимся уловить сигнал. Иногда сквозь шипение пробивается чей-то голос, то ли молящий о спасении, то ли смирившийся со случившимся и продолжающий в песне жить дальше. Альбом, пестрящий отчужденностью, но не дающий кануть в пучину иллюзорного одиночества; музыка, дарующая бодрость, но не злобу, дотрагивающаяся до сердца, но не вешающаяся на шею. Это антиутопичное цельное полотно, в котором форма и содержание находятся в постоянном конфликте, но в итоге приходят к единственному верному соглашению – продолжать спорить, ибо в споре, как мы знаем, рождается истина.

1 Comment

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.