Clarence Clarity — NO NOW

Представьте себе ветхозаветного Ноя, разбрасывающегося цитатами из Паланика, Ницше и Белинского. Вообразите его перед зеркалом, с сомнением озирающего свои бородастые кущи, с электробритвой в руках. И тут раздается щелчок закипевшего электрочайника. На который свалилась импровизированная гора электроблесток, прошедших через электромясо-блестко-рубку. Парадокс? Мешанина? Эклектика? Что это? Что мое больное сознание Вам подсовывает? Открывающий трек альбома No Now называется «Become Death» (Стань Смертью) и полностью построен на хоре абсолютно ангельских голосов, чем с первых же секунд настораживает и морщинит лбы скептиков и увлажняет слюной рты падких до нонконформизма меломанов. Последний трек альбома No Now заканчивается именно в тот момент, когда вот-вот должна начаться следующая волна звука, новый виток, произойти изменение, когда эволюция присягнет на верность. Драматичный финал, будто мама зашла в комнату к сыну и выдернула шнур из приставки, увидев, что домашка так и не тронута. Это что ж такое происходит? И почему Backstreet Boys и Бритни Спирс неустанно возникают в сознании? И каким путем пойти, чтобы обработать данный массив звуковой информации? Зерноплевельная машинка покоится на полке, несмотря на искушение, и мы идем анархичным путем. Печатаем стикер и быстро клеим на обложку, за что и получаем оплеухи в последующем в виде новых ройксопопов.

Ну, попытаетесь Вы рассудить, что Clarence Clarity встает в позу и клюкой машет на Голливуд, Эбироуд и Domino с прочими братанами. Тогда почему не использовать джангл или соул, не насмехаться над Минаж или Arctic Monkeys? Почему среди используемых направлений и материалов мы усматриваем поп-музыку 90-ых, DJ-культуру начала двухтысячных, восточные мотивы (да и вообще, фольклорная подоплека ощутима), поп-арт и, прости Господи, совсем еще зачаточный ритм-н-блюз? Ну, попытаетесь вы снова дать логическое объяснение, есть какой-то политический или метафизический подтекст в этой музыке, что она создана «в пику» чему-либо, то есть — она есть вредный для души и организма в целом нигилизм. Тогда почему в ней так много плотского, плотоядного и даже сексуального? Ну, вот вы возденете перст и воскликните: почему там между треками непонятные короткие обрывки звуков, а некоторые треки, будто специально начинаются и заканчиваются какой-то чушью, не иначе стремящейся нас удивить? Разве это не пафосно? Может, это пафосно, а что плохого в пафосе, который является неотъемлемой частью стилистики? Ну, завораживают же нас пафосные героические сцены в кино, и плачут даже русские мужики время от времени. Наверное, больше всего данный альбом похож на набросок антиутопии, разыгранной на фоне истории любви. Увесисто гремят биты скинхедов, патриотические парады идут по захолустным городкам, противный голос из динамиков все прочнее оседает в мозгах. На всех стенах граффити, которое до конца не понятно, плакаты, которые вроде бы ничего не значат.

Эта пластинка, как оскароносная роль отпетого негодяя, маньяка, сволочи, подонка и мрази, сыгранная Шаей Лабафом. Вроде мразь, но сыграно-то здорово, захватывающе, мощно. И почему-то отмечают данную роль не на независимом фестивале, а прямо-таки оскаром, мол, мы, мейнстрим, тоже видит в этом иронию, ум, сатиру, талант, это вы молодцы. А Шайе наплевать.

И мне плевать. А вы уж сами распоряжайтесь своей слюной, как хотите.

Мы бы потерялись в тэгах, если посмели загнать No Now в рамки категорий. Глитч-поп, индастриал, нойз-синти-нью-вэйв-колд-вич-пост-фьюча и что-то там с чертовщиной. Единственным верным вариантом для описания жанра станут 10 букв с точкой в середине: «Adam M. Crisp». Привет, Адам, мы скучали по тебе.

1 Comment

  • Ответить Март 26, 2015

    Art

    Спасибо за обзор.
    Я думал мы уже некогда не услышим этот голос парня из Elle Milano.

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.