Death Grips — Jenny Death

Наша оценка

«Я обоссу тебе ебало вот так – пись пись» буднично читает МС Райд в треке, который, собственно, так и называется – «Pss Pss». Бэрримор, что за шум уж который день на интернетах? Новый альбом Death Grips вышел. Панночка помэрла.

Музыкальным изданиям писать об этом альбоме внезапно не с руки – дело неблагодарное, угрожающее быть неверное истолкованным и использованным против тебя. Всё адекватное население планеты (а с неадекватным мы переговоров не ведём) и так его послушает, поэтому давать какие-то аннотации равно заведомо принижать бронебойную мощь и фальсифицировать показания счётчиков, а ставить оценки – боже упаси – каждый мало-мальски преодолевший возраст согласия с лицензионным соглашением фанат уже отписался на ютьюб-канале музыкантов о том, что это «десить из десити госпаде нет дажи одинацоть». Поэтому мы нагло воспользуемся служебным положением и публично извинимся перед группой за свой прошлогодний некролог в их огород.

Что мы там писали, что панк-девственность давно утеряна по факту прописки в эпоху дип веба и сникерхэдов? У группы нашлось, что ответить. Причина, по которой молодому меломану, откушавшему изрядно музыки 80-х и 90-х, не дано понять, в чем прикол The Velvet Underground, заключается в том, что ему никогда уже не расслышать обратно наскробленного багажа и не оказаться в первозданном 1967-м, когда музыка Лу Рида и Джонни Кейла безжалостным фаталити срывала башню подвернувшемуся под руку здесь и сейчас слушателю. Как 3D-рисунок на асфальте, вся крутота видна лишь из одной точки, а мы уже, прямо скажем, находимся в нескольких кварталах в противоположном направлении. Дез Грипс со своим альбомом провернули трюк похлеще, построив иллюзию, отталкиваясь от обратных аксиом, и станцевав свой танец от другой печки, или мы бы даже сказали, геенны.

Jenny Death берёт тебя в заложники, шантажируя фактом наличия всей той музыки, которую человечество произвело к тому моменту, как ты нажимаешь на плэй. Этот альбом был бы бессмысленен, вися в вакууме, существуя сам по себе, но это никак не свидетельствует в пользу его вторичности или зависимости от кого- или чего-либо, наоборот – он эксплуатирует, деконструирует всё, что ты слушал до этого, потому что знает – ты слушал. Если ты ждал этот альбом, значит ты напичкан последними веяниями, модными тенденциями, устаревшими трендами, свежими взглядами, долгожданными камбэками, неоправданными ожиданиями, неподтверждёнными авансами, молодыми дарованиями и смелыми решениями. И Зак со Стефаном не дадут тебе ничего из этого. Скорее, перечеркнут всё это дерьмо. Потому что музыка будущего в принципе не может быть каким-либо трендом – она может быть только отражением личности, одинокой вспышкой, тем путём, которым никто, кроме бульдозера-первопроходца, пройти не сможет, просто потому, что кишка тонка. Если уж про кого на современной сцене (заметьте, добавлять к этому слову приставки типа рэп- или электро- и в мыслях не было) и можно сказать, что он сам придумывает правила, причем правила такой сложности, что только он способен по ним играть, то это однозначно наши сакраментальные во всех смыслах парни, сместившие с этой позиции… кого, Радиохед? Сегодня уж и не вспомнить, так давно трон пустовал. Простой пример – взгляните на Канье Уэста. После жалкой пародии под названием Yeezus бедолага совсем спятил, и сотрудничает теперь с двойником Пола Маккартни, который, как все мы знаем, помер, ещё играя в Битлз.

Тот факт, что почти наверняка лучший гитарный альбом года записала рэп-команда, кроме воспламенения бикфордовых хвостов у многих говнарей, наконец должен показать миру, как надо входить в горящую избу, на ходу там останавливать всех имеющихся парнокопытных и ссать присутствующим в глаза, да так, что это будет самая, что ни на есть, божья роса. Если уж где и можно найти сегодня первозданную красоту и юношескую честность порыва, так это в новом уставе, который своим саундом Дез Грипс написали для чужого монастыря. И когда грязный волосатый рокер, тайком от коллег по полторашке очаковского, включает в плеере Beyond Alive, это сродни тому, как приёмный ребёнок, воспитанный двумя любящими его и ебаться в жопу отцами, выходит впервые в большой город и ловит стояк на сисястую блондинку в розовом. В эту секунду в наглухо обезумевшем мире всё становится на свои места, сделав оборот на 360 градусов. Шея свёрнута, но видоискатель распознаёт лицо. Улыбочку!

Безумному миру, но всё чаще при этом глубокому и внутреннему, посвящена в очередной раз и суетливая лирика Райда. Десять (девять за вычетом инструментального аутро) честных, злых и утомлённых песен о тягости бытия даже не супер-звезды, а именно Стефана Бернетта, ведь образ нашего перемолотого Акселя Роуза возведён хэлс-готами и прочими негодяями в абсолютно новую степень бого, или, посмотрим правде в глаза, дьяволоподобности. Божимой, эмцэ райд бреет голову, вот так перформанс! Смотрите, вот он сидит в закусочной, наверное, это такая инсталляция! Львиная доля человекомассы поклонников на полном серьёзе считает, что свои накладные пупки Хилл и Райд получили по программе защиты свидетелей далеко не Иеговы, и их формальная причастность к роду человеческому лишь плата за некую правду, которую мир ещё не готов узреть, как Супер-женщину в фильме про человека-паука. Результаты печальны — строки типа «Я люблю свой iPod больше, чем еблю», «Моя последняя покупка – одна чудесная верёвка», «Так много людей озабочены моими демо-записями» и названия в духе «Вскрывалово» и «Почему суки врут». Разумеется, нас не удивить и не запугать суицидальной тематикой, которой сейчас каждая Лана Калина промышляет на потеху тамблер-гёрлам, посыпавшим голову блёстками, но среди всех кокетливых угроз упиться яжкой до потери пульса из-за стены непонимания жестоким миром, именно этому парню и его благородной браваде принца Флоризеля хочется сочувствовать и верить. Пророка в своём отечестве может быть и нет, а вот спрос на эмси за две тысячи лет вырос так, что приходится подобру-поздорову уходить скитаться по пустыням.

С точки зрения музыки здесь всё одновременно узнаваемо, как школьная любовь, за годы разлуки между рассветом после выпускного и вечером встречи отпустившая усы, и в равной степени укрыто ворохом вот это поворотов и что это блядь было. Органические нойзы кряхтят что-то себе под нос, чуть ли не впервые грохочет акустическая ударная установка; очень много группы Nine Inch Nails – примерно так звучал бы The Slip, если бы по пути в качалку Трент Резнор раскодировался, свернул в героиновый паб и жахнулся с Солом Уильямсом прямиком в посыл-возврат. За гитарный звук на альбоме отвечали заведующий не очень интересной мат-рок группой Tera Melos Ник Рейнхарт и коллега Хилла по ещё более скучной Hella с именем Джулиан и непроизносимой фамилией. Несмотря на скромные результаты в одиночных программах, в конечном итоге получился обозлённый на весь мир, словно глупый пёс на собственный хвост, гаражный рэп такой крепкой закваски, что гараж должен принадлежать как минимум Оптимусу Прайму, а как максимум – паровозику Майора Пейна, который смог и размазал своим чугуном по шпалам всех вьет-конговских каннибалов. Всё пиликает, завывает и ухает, словно самовар, кипятящий кровь девственниц на кострище адского пламени – звук выдавливает тебя с ринга, как боец сумо. В какой-то момент рука неведомых не то Крафтверк, не то Бисти Бойс нажимает кнопку вокодера, и начинается то, что на шоу экстрасенсов принято называть «меня словно черти выебали». Эмси Райд против Джулии Ванг – кто дух хаоса, а кто пидрила ебаная.

За что альбом заслуженно будут ругать, со злорадным прищуром, не скупясь на яркие эпитеты, так это за его промо-кампанию. Зачем группе, существующей где-то в полу-астральном пространстве, не требующем каких-либо монументальных свидетельств каждодневного присутствия, надо было формально распадаться, кроме как ради умножения прибыли – вопрос хороший, и, боюсь, виновато оставленный без ответа, разве что до времён, когда мир созреет для того, чтобы узнать страшную правду, что Стефан таки и правда умер при записи Government Plates, успев напеть через дисторшен алфавит, из которого склеили все последующие альбомы. Но, в конечном итоге, даже это не освободит наших героев от ответственности за весь тот поминально-обличительный хайп, что мы выслушивали с июля по март. Более того, покорённые сегодня высоты и набранные темпы недвусмысленно указывают на то, что останавливаться сейчас – в очередной раз – глупо, а значит, будет продолжение, любовно подшитое к делу с пометкой «отягчающие обстоятельства». И если раньше каждое новое достижение заставляло развести руками, мол, куда уж дальше-то, то Jenny Death внезапно проламывает стену, за которой скрывался целый комплекс новых выразительных средств и способов умножения самого себя на всё, что угодно. Дез Грипс стали первыми интернами новой эпохи, кто понял, что методы Лед Зеппелин не работают, и душу продавать надо не дьяволу, а гуглу.

Возвращаясь к тезису о бесполезности каких-либо ревью, ну и к битве экстрасенсов, вангуем, что нас опять обвинят в том, что мы написали «пространный оммаж» сотоне и кокаинуму, не рассказав толком про треки, куплеты и припевы, но, давайте взглянем правде в глаза – сколько кинокритиков составили детальные обзоры «Прибытия поезда», когда он впервые вышел на экраны? Неужели можно было выдавить что-то кроме «ты должен увидеть это сам»? Разве на первой странице Некрономикона, между копирайтом и сведениями о переизданиях, пишут краткое содержание? Глядя в лицо разверзающейся вечности, с её смешными «10 молодых пидарасов, которых вы будете слушать в следующем году» мне больше не стыдно присягнуть, положив руку на ютьюб-аккаунт: май фэврит бэнд из О МАЙ ГАД БИЧ.

Камон эн гет ми.

1 Comment

  • Ответить Март 24, 2015

    Игорёк

    с гавермэнт плэйтс и алфавита угарнул

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.