Jenny Hval — Apocalypse, girl

Наша оценка

Норвежка Енню Вал относится к той категории умных музыкантов, которым важнее высказаться, чтобы смысл преобладал над формой, чтобы песни были манифестом, а всякие там мелодии и аранжировки — вещь как минимум второго плана, если не отодвинуты еще дальше. Истории про обвисший член и кексики, представленные в качестве гигантского капиталистического клитора, должны быть интересны сами по себе, а в финале можно сыграть одну песню дважды, а чтобы никто не заметил подвоха, ее можно замедлить и дотянуть до 10 минут, чем не концепция? Но шутка в том, что альбом обладает притягательностью и неким очарованием, грязью, которую хочется намазать на язык толстым слоем, дабы избавиться от ощущения приторности окружающей действительности. Apocalypse, girl – звучит как ориентированный на женскую аудиторию сериал про лесных нимф, показанный на HBO или Netflix, со всеми причитающимися элементами: розовые щечки, припухлые губки, интимные беседы, прозрачные блузки, томные придыхания, купания в полнолуние и орава влажных кисок (не путать с мокрыми кошками). Эти тексты неудобно слушать мужчине, но они должны быть знакомы каждой девушке, остающейся чуть менее свободной в современном пост-феминистическом мире, когда бороться в принципе не за что, но газеты и статистика продолжает убеждать всех нас, что мы несчастливы, что нам нужна семья и дети, и мы умрем в 50 лет.

Несмотря на внушительный список музыкантов, привлеченных к записи альбома, среди которых Ойстайн Моен из Jaga Jazzist и Тор Харрис из Swans, создается впечатлению, что музыка порой вовсе не нужна, поскольку голос Енню в силах самостоятельно руководить оркестром, извивается паутинкой, струится, грохочет дождем по крыше, простирается ввысь, шепчет, звенит и рождает весьма специфическое настроение победившего ретрофутуризма. Достаточно соприкоснуться с «That Battle Is Over», где минималистичный ленивый блюз совокупляется с лощенной поп-музыкой, затекая в уши нектаром, притупляя бдительность и оставляя наедине с вопросом о том, что из сказанного было правдой, а что лишь для красного словца, что было неприкрытой насмешкой, а что горькой иронией. В те моменты, когда музыка все же вступает в игру, а слова перестают быть натянутой струной, Енню напоминает одну из этих устало тоскующих по семидесятым див, но в отличие от образа ебущейся напропалую Ланы Дель Рей, «Sabbath» скорее о том, когда девчачья рука впервые проникает в трусики с целью исследовать пальцем незнакомый доселе мир новых ощущений.

При всей свою зубастость и некой ядовитости в словах, Apocalypse, girl не лишен трогательности, которая проистекает из того же источника, коим подпитываются Braids и CocoRosie, он кристально чист и свеж, но в следующую минуту может без спроса затопить твое жилище пассивно-агрессивной энергией. Заснеженная расплывчатая «White Underground» сменяется «Heaven» с выраженной мягкой перкуссией и очаровательными струнными, а манера исполнения порой ненавязчиво отсылает к «Hyperballad» одной богоподобной исландки. Искусственный хор, порадовавший бы любого одиночку, и мечущийся под статичный ритм голос в «Why This?» в итоге принимает свое заточение и трансформируется в болотистую «Angels and Anaemia», которая повторится вновь в еще более вязкой «Holy Land» с чуть ли не линчевским пассажем о важности перерождения и ведущей роли Америки в этом.

Без помпезности и привкуса скошенной травы фолка, без навороченных экспериментов с электроникой, без дерзости и высокомерия повсеместных инструментальных партий, Енню Вал сидит внутри ощущением чумной головы, когда резкое движение вызывает потемнение в глазах, а разговоры людей кажутся несусветной чушью. Важно лишь то, что происходит внутри, твоя личная слабость и накатывающая волнами тошнота, если вовремя не прилечь. Момент истины, когда человеку важен только он сам, а все остальное лишь назойливый шум. Музыка неправильно поставленного вопроса «что не так со мной?», поскольку с тобой все в порядке – с самого твоего рождения что-то не так было с другими людьми. Простая и доходчивая музыка, равная тебе, но говорящая немного на ином наречье, которой счастливый обладатель воображения никогда не пресытится.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.