Chelsea Wolfe — Abyss

Наша оценка

Дорогой читатель, если ты видишь этот текст, значит, в моей жизни случилась очередная бессонная, бездумная, полная потного утомления, и предрассветной мглы ночь. В такие ночи в моей голове всегда играет музыка, прометеевым пламенем сжигающая все, что было до, и будет после нее, оставляющая лишь разбросанный по углам пепел и смутные обрывки затухающей, как тлеющая сигарета, памяти. Утро полное переживаний, горькие потери, беседы с друзьями или бэд-трип в Парке Горького – не важно, что происходило днем. Даже если бы тысяча солнц взошла на нашем небе, эта музыка сможет их потушить и напомнить, что каждый день мы все вместе погружаемся во тьму, как бы не хотели от нее убежать. Есть только темная комната, помятая кровать и маленький человек, живущий глубоко внутри каждого из нас – Abyss, новый альбом Гекаты от современной музыки, Челси Вульф, напоминает нам именно об этом.

Не так давно вышедший Pain is Beauty был одой холодному, отстраненному, привлекающему своей потусторонней красотой звучанию. Он возводил перед нами замки изо льда и металла, дул северным, пронзающим насквозь душу ветром, заставлял почувствовать себя одним из многих, тех, кто ползет вверх по стене под названием «Жизнь» и боится не сорваться, но увидеть что на вершине, куда карабкаются все – есть только тишина и покой. Abyss отказался от всякого рода заверений и обещаний. Это музыка звенящей пустоты, отсутствия надежды, музыка-гроб, в который нас заботливо укладывает Челси, вдев в петлицу гниющую гвоздику, попрощавшись, поцелуем в холодный, бледный лоб.

Бессонница, усталость, ненависть к самому себе и этой чертовой, никак не кончающейся ночи. Скомканная, избитая подушка, пропитанная липким потом простыня и широко распахнутые глаза, видящие только темноту за окном. Ночью осознание собственного, уже привычного одиночества, сильно как никогда. В этот раз, Челси Вулф не стала сдерживать своих чувств, превратив их в крик, ядерный взрыв, осязаемо обжигающий наши уши. Жесткое, источающее безысходность звучание, всепоглощающий, почти экзистенциальный, гул, способный сжать и раздавить любого, кто осмелиться не склонить перед ним голову. Песни-полотна, рисуемые красной, словно брызгающая кровь, краской, высыхающей в один миг, остающиеся бурым пятном на стене. Хтоническая, до зубного скрежета громкая, но наполненная лишь черной пустотой музыка, напоминает о тех самых мыслях, которые живут в самых далеких, покрытых паутиной уголках человеческого мозга. Мы не даем им право на существование при свете дня, но в очередной раз, не сказав самим себе «спокойной ночи», тонем, захлебываемся ими, лежа на дне собственной постели. Музыка, выкачивающая вязкую нефть из континентального шельфа, заливающая все вокруг беспросветной теменью без единой звезды, заливаясь в горло и оставаясь на корне языка привкусом всех сожранных слов, что ты не сказал. Песни с запахом бушующего костра, когда ты не уверен до конца, что это не твой дом горит.

Челси Вульф создала для этого альбома мир, в котором каждый звук, каждая мелодия сочиться кошмаром. От былого холода не осталось и следа. «Abyss» — это Тартар, первозданный Хаос. Это дыра, в которую мы уже летим. Не уцепиться за угол, не разбиться о дно, не закрыть глаза, приняв свою участь – их откроет безумно воющий ветер, вторящий тонкому, еле слышному, за по-дроуновски мощной гитарой, голосу певицы. Музыка впечатляет не своими мелодиями, не внезапными перепадами настроения, не желанием вбить кол в наши пустые сердца. Она кристально честна и не скрывает того, что ждет слушателя в следующий час. Альбом начинается с грязных, сочащихся гноем, заполненных человеческими выделениями «Carrion Flowers» и «Iron Moon», гулом и злостью сопровождающих наше падение в пустоту. С каждой песней, удаляющейся от начала альбома, Abyss становится все спокойней. Он словно смиряется с собственной судьбой, как мы смиряемся с тем, что всем нашим гениальным планам, выстроенным в бессонные ночи, не суждено сбыться — мы озвучили их и теперь боженька от хохота свалился с пьедестала. “Where are you?” – вопрошает у пустоты Челси, в неожиданно нежной, как вышедшая из-за тучи луна, «Maw». Никогда не сдаваться, никогда не уступать, даже в полном одиночестве, даже оставшись без сил, просит нас певица в, по сатанински прекрасной «After The Fall», пытающейся сулить нам ложные надежды. При полном осознании конечного исхода, пульс желания продолжать жить, продолжать оставаться кем-то в полной тьме, не оставляет альбом ни на минуту, крепко держа его за руку, словно знает, что отпустив его – рядом не останется ничего. Конвульсивная, поначалу размытая, приобретающая ближе к своему концу четкий, беспощадный ритм «Survive» — это инсульт, резко пикирующая вниз прямая, разорвавшееся сердце, вздрогнувшее, пропустившее всего один удар, которого хватило, чтобы упасть на сырую землю и уже не встать. Звучащая прямо в наших сердцах, не ушах, «Color Of Blood» дает понять, что мы достигли пункта назначения. Уважаемые пассажиры, станция конечная и пусть вас не смущают тихо поигрывающее пианино. Добро пожаловать в Ничто. «Abyss». Ницшеанская бездна не просто всматривается в тебя, после всего пережитого вместе она готова завязаться узлом на запястьях и шее, остаться навсегда, и уже протянула ладонь навстречу, но резко одернула, обжегшись пальцами о тепло человеческой кожи.

К сожалению, как это происходит с любой кажущейся бесконечной ночью, рано или поздно она начинает превращаться из специфического наслаждения в пытку скучным ожиданием. Середина альбома настолько протяжно медлительна, отстранено сера и лишена идеи, что начинает усыплять. Хотя, к чему еще может обязывать песня под названием «Grey Days»? Отрицание, злость, торг, депрессия, смирение. Челси прыгает по этим чувствам, словно спускается в подвал по ступенькам, как в немытом, исписанном недалекими словоизлияниями подъезде. Чем дальше – тем хуже. И если злость со смирением, в своей потустороннем, экзистенциальном танце, увлекают меня в свои бесконечные недра, то депрессия вызывает только желание заткнуть подушкой уши и наконец отправиться к Морфею.

Abyss, как минимум, не даст вам уснуть сладким и спокойным сном, превратив вашу ночь в одну и длинную оду самому себе. Как максимум же, он напомнит одну простую, но пугающую истину — mementō morī. Помни о смерти, человек. Пока что, у тебя еще есть время для того чтобы дышать, а не служить кормом для червей. Пока что, у тебя есть возможность любить, дарить этому миру радость и тепло, наслаждаться каждой минутой недолгой человеческой жизни. Пересилить собственные страхи, воплощать все свои неуместные мечты, держаться за руку и целоваться у всех на виду. Когда на твоей могиле начнут увядать цветы – будет слишком поздно, чтобы жалеть о несовершенных поступках и незаконченных делах. В конце концов, всем нам предстоит дорога в Пустоту. И если там будет играть музыка, то, несомненно, это будет Abyss.

Слова: Коля Чуйко

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.