FIS — The Blue Quicksand Is Going Now

Наша оценка

На протяжении нескольких недель, ежедневно находя время в своем плотном рабочем графике, я возвращалась к альбому, ставшему чем-то вроде наковальни, ласкающей мое лицо своей шершавой поверхностью, испещренной шрамами и осколками метала. Мнение толпы, пытающей убедить меня в значимости этого релиз, превратилось в молот, нависший над головой и готовый в любое мгновение рухнуть, дабы разломить череп и явить миру багрово-красное склизкое месиво его содержимого. Я не могла думать хоть о чем-нибудь, кроме как о желании сформировать непредвзятое мнение, не оглядывающееся на восхищенные эпитеты или грубые высказывания в адрес музыканта; я хотела стать жалкой точкой в конце предложения, взволнованным выдохом на финише, остановить время и выбросить всю бумагу, поскольку она была исписана строками чужих умов, в конверте, заклеенном не моими руками, с марками, облизанными языком незнакомца. Я не слышала музыки, мне не открывались мелодии, все предложенное к прослушиванию не казалось творчеством в его понимании – набор бесноватых звуков, распластанных по плоскости, захлебывающейся собственным шумом, будто поедавшим самого себя.

The Blue Quicksand Is Going Now играет на контрасте тишины и громкости, атональной ритмичности, которая имеет наглость вовсе исчезать, оставляя бликующее синтетическое марево, будто на небо выползла двойная радуга, но тучи настолько заполнены свинцом и ненавистью к тем, кто блуждает под ними, что молнией и громом стараются разрушить всю красоту редкого природного явления. Дуга дала трещину и течь, хорошо бы осколки ранили кого-нибудь внизу. В шаблонах FIS ничем не отличается от большинства радостных композиторов, предпочитающих идеологию лета, солнца, молодости и прочего низкосортного опиума для народа, но с той лишь разницей, что в созданной вселенной нечисть правит даже при относительном свете дня. Там звери рычат, цепи звенят, колокола отбивают панихиду, ливень льет с наплевательским отношением к счетам за водоснабжение, большинство событий кажутся случайностью, а голова пытается вывести мутанта из инея с колючей бороды Бена Фроста и грязи из-под ногтей Tycho. Как сказал один мой соратник и брат по оружию пера, FIS как тот же Arca, но если второй звучит как обыкновенный манерный пидрила, то Оливер – это тюремный амбал с татуировкой единорога, опускающий у параши маменькиных сынков и педофилов. Один из тех, что купит билет на самолет, устроит там резню, заберет у пилота штурвал и направит воздушное судно прямо в окна квартиры своего разборчивого бывшего.

В тот момент, когда музыка перестает топтаться на месте, шаркать подошвой, обезоруживать этническими мотивами, запугивать истеричными выпадами, пронзающими барабанные перепонки будто спицы, The Blue Quicksand Is Going Now умудряется покрасоваться запоминающимися моментами, не столь манерными, чтобы судачить о них на светских приемах, но достаточно интересными, чтобы всплыть затхлым трупом в озере памяти во время повторного прослушивания. FIS не хочет быть музыкантом в академическом смысле слова, ему интереснее обрушить завал, затопить все шахты, разорвать пополам холмы, дабы проложить автомагистрали, по которым так весело двигаться из пункта «А» в пункт «Посмотрим, что будет дальше» на огромной скорости, но так нудно и дорого содержать. На подобных дорогах, напоминающих артерии сложного организма, каждая яма будет тромбом, стоящим жизни, так и в подобной музыке – сбилась пристальность внимания, и все нагроможденное полетело кубарем в кювет фоновости, пригодной лишь для занятия какими-либо лишенными важности делами. Нужно отдать должное, FIS может держать слушателя в напряжении, но его запал очень быстро иссякает и вряд ли дело в мастерстве, скорее в хлипких дрожащих руках, которые со временем и опытом могут превратиться в клешни, готовые смять наше горло мертвой хваткой.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.