Tallesen — Inca

Наша оценка

Даже сейчас, в связи со всеохватывающим распространением музыки и понижением её реальной стоимости для людей, до сих пор плодится молодая поросль энтузиастов, всегда готовых побренчать на «фрутилупсе» или «лоджике», но редко выходящие за рамки рандомного выплескивания красок на холст. Все, кто смог перерасти этот этап, неосознанно принимаются лепить каверы на всем известные хиты: для освоения рока учат рифы «нирваны» и «вайт страйпс», у джаза это всегда одна заезженная «My Favorite Things», в электронике – «продиджи», «тиесто» или, для самых упорных, «близнецы аффикс». А дальше – если все уроки закреплены и опробованы на публике – приходит время для реализации собственных идей.

Кэймен Джонсон, выбравший для экспериментов имя Tallesen (думаю, как и в случае с Autechre, оно имеет лишь одному ему известный смысл), уже активно проработал две фазы развития, что видно на его альбомах. На прошлом, Stills Lit Through, Кэймэн с переменным успехом продолжал и улучшал идеи Oneohtrix Point Never и всего тревожного эмбиента, который стал саундтреком нашей повседневной жизни в частности, за что и получил релиз на личном лейбле Даниэля Лопатина и сравнения с упомянутым выше британским дуэтом. Полгода спустя наш герой с ловкостью колобка докатился до нью-йоркской модной обители всякой экспериментальной шелупони Bootleg Tapes, умудряющимся выпускать музыку на кассетах (помните такие прямоугольники с дырками?). И дебют американца на новом лейбле перекрыл собой всё, что было сделано Джонсоном ранее, как если бы твоя мамка-шлюха, устав от ебли за понюшку, смогла поступить на курс биоинженерии.

На новом альбоме inca, Tallesen решил детально изучить творчество нового героя этих ваших питчфорков – Arca. Почему именно он? Здрасьте, приехали. Сейчас любой «эксперт» из фэшн-богемы подтвердит вам, что «Arca is the new Aphex Twin», хотя этот тезис выглядит сомнительно, поскольку до сих пор нет доказательств, что Aphex Twin не был Arca все это время. Мы ни на что не намекаем, но вы когда-нибудь видели Ричарда и Алехандро в одной комнате? То-то же. После ровной по качеству продюсерской помощи для Канье Уеста и FKA Twigs, слабого дебютника и, если верить самой исландской богине, аж менторскому контролю за новым полноформатником Бьорк, венесуэлец на пару с другом на подсосе Джессом Кандой отправился колесить по театрам Гейропы и «поражать» сознание народа своим шоу. Тем не менее, его успех возбудил интерес (и не только интерес) многих людей из кузницы талантов Tri Angle, в частности, таких как предпочитающий трясти задницей Lotic и бородатый ушастый няшка Rabit. Да и в целом, такой звук реально набирает обороты и скоро наверняка обзаведется собственным странным поджанром, например pop grime (или popcore?). Музыкант берет в руки фигуру из алюминиевой проволоки, распутывает и выпрямляет, а затем закручивает в нечто такое, что можно описать словами и искренне восхититься, а не посчитать за кучу мусора, смятого в порыве злости. Tallesen не паразитирует на средствах выразительности бесполого индивида, а просто играет по правилам новой игры, масштабы которой все еще не определены.

Среди прочего высокомерия, политика лейбла Bootleg Tapes заключается в анонимном представлении своих артистов – только музыка может повлиять на чувства, вместо огромных интервью для The Fader, где музыкант может всем излить душу о суровых буднях гомосексуалиста в Нью-Йорке. И поверьте, эта музыка поможет вам оценить по полной господина Tallesen как музыканта, способного взбодрить особо сонных, но без ударов бутылкой об голову, или усыпить чрезмерную бдительность нервных граждан, не используя транквилизаторы, показать всю картину внутреннего мира самого Кэймэна.

Здесь каждую секунду что-то либо переливается радужными мелодиями, либо точечными вкраплениями разнообразных ударных: от привычных больших и рабочих барабанов до тамтамов и скрежета вилкой по металлу. Примерно так мог звучать один из лучших альбомов года Platform, если бы вышел на одном из отвратительнейших лейблов новейшей истории PC Music, с той лишь разницей, что Холли Херндон с любовью и помешательством экспериментатора замешивала палитру, Кэймен бросает всякое в стену и смотрит, что из этого прилипнет. Однако все 13 законченных набросков воспринимаются как один большой трек, за 25 минут не происходит резкой смены развития. Главный герой пьесы после 5 лет отношений не окажется троюродным братом девушки, а лошадка Рекс после выигранных скачек не станет убивать людей лазерным взглядом, отчего особо требовательные могут ненароком заскучать. При этом люди более внимательные к деталям смогут разглядеть неожиданные элементы, например в треках «Jiddim», «Mya Hym» и «Vsm Press» на передний план выставляется классическое техно как по учебнику, что не портит общей картинки.

Образно все происходящее можно описать как личный садик внука бывшего генерала. На площади в пятьсот соток тишь да благодать, у генеральского родственника уже созрели свои собственные дети, что периодически подбегают к нему и с радостью сообщают о своём первом вбитом гвозде. Жена в накрахмаленном фартуке подносит всей семье, в том числе и генералу, свежий лимонад и улыбается отбеленными в салоне зубами. От типичной американской идиллии это место отделяют то и дело доносящиеся звуки взрывов подземных мин с учебных полей, которые расположены между дачей и заводом техники, куда генерал вместе с внуком каждый день уходят хотя бы на 4 часа. Иногда бывает, что грохот слышен весь день, но это зависит от противника, к сражению с которым готовятся солдаты.

Кэймэн Джонсон создал звуковое полотно, которое сможет стать спутником для лёгкого общения, для совместных выходов в свет и для создания интимной обстановки. Этот альбом – как друг, к которому вы не питаете больших симпатий, но после того как попадёшь в беду, кому стоит позвонить в первую очередь (в случае если охотники за приведениями окажутся на выезде)? Он скажет все шаблонные слова и затасканные фразы, которые принято говорить, чтобы утешить, но ты почувствуешь, как становится легче, и уж после нескольких визитов такого друга, вы уже готовы считать его самым лучшим. Используя набор новомодных звуков, Tallesen смог показать состоятельность, как творческая единица, и своё личное видение одного и того же ночного клуба, что в руках одних превращается в похабный бордель, а под управлением других — актуальным и приятным заведением. Будем пристально следить за судьбой интересного новичка.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.