Stateless & Blue Daisy — Sixfold Symmetry

Наша оценка

Моменты, когда две непохожие музыкальные единицы, обладающие в некой мере уникальным для занимаемой ниши звучанием, объединяются в едином творческом порыве, но при этом умудряются оправдать ожидания и порадовать оба лагеря, случаются крайне редко (скорее, в пределах погрешности) и достойны занесения в летопись истории современной музыки. Умудренные мужи из Лидса, звучащие так, будто окончили консерватории по нескольку раз, и задира из Лондона, в короткие сроки выработавший собственный узнаваемый почерк и благоухающий неподдельным шармом, решили поэкспериментировать, привлекли поклонников, собрали деньги на Pledge Music и выпустили до обидного короткий по хронометражу, но невероятно насыщенный по смыслу релиз, которому при всем желании невозможно приписать иное авторство. Это именно Stateless, чью манеру исполнения песен, даже расплавленную синтезированными реактивами, сложно спутать с кем-нибудь еще, и Blue Daisy, лепящий снежки прямо из расфокусированного тумана, бросающий их наугад, но неизменно попадающий в цель.

Потрясающий Matilda в буквальном смысле позволил сойти с ума и одновременно стал спасением, помощью в единении размозженного разума, постоянной точкой во времени, пунктом сохранения и Sixfold Symmetry звучит максимально отдаленно, будто группа отправилась в путешествие не только в пространстве, но и во времени. Квеси не передан на поруки старшим товарищам, не выглядит опекаемым своенравным повесой, а выступает в качестве искусного декоратора и костюмера, обустроившего эпоху викторианской Англии, с ее элегантными нарядами, архитектурой и шипением двигателей, за клубами пара которых растворяются лица действующих персонажей, но голос, обладающий пробивной силой, доносится даже до галерки.

Несмотря на то, что Sixfold Symmetry звучит как объект вселенной Blue Daisy, он не кажется сборником ремиксов одного музыканта на работы других (даже если так и было в итоге), как и Stateless здесь не в роли приглашенного вокалиста. Пред нами именно совместное произведение, в котором привычная манера Квеси Дарко, напоминающая своей деликатностью с прохладным прикосновением шелк темных оттенков, окутывает и покрывает музыкальные инструменты, задевает перебирающие струны и нажимающие на клавиши пальцы, преломляется в тон тембра голоса Криса Джеймса. Blue Daisy режиссер-постановщик и костюмер, вносящий свежие детали в сценарий сразу по ходу зрелищного события, Stateless здесь актеры и главные распорядители, принимающие все нововведения и умеющие подыграть любому росчерку пера.

Нас бережно поднимают на руках и окунают в давно забытое состояние, когда трип-хоп был музыкой уставших людей, возвращающихся домой после напряженного рабочего дня с болтающейся на шее головой, словно тряпичная кукла, которой не положен позвоночник. Поникшие плечи и опустевшие глаза, без головной боли, напускного безразличия и миллиарда внутренних драм – человек иссяк, поскольку не просто вынужден работать, а умеет и хочет трудиться, а посему лучшим собеседником для него является внутренний голос, а наиболее приемлемое средство коммуникации – монолог. Минорные баллады — вестники меланхолии, щебечут так залихватски, что нет даже помысла опустить руки и если жизнь это торт, то ты экономишь силы, чтобы унести самый большой нож и отрезать себе внушительных размеров кусок. Лучше разбиться драгоценным камнем, чем уцелеть черепицей.

Струящийся басовитый гул, желающий убаюкать, а не напугать, потревожил встрепенувшуюся арфу-зазнобу, которая очень хочет казаться частью высшего общества, но совершенно лишена пафоса и высокомерия. В тишине можно заметить, как электроны атомов обмениваются орбитами, мягкий ритм дает давно оставленным в саду качелям ход, помогая избавиться от узоров паутины и тяготящей росы, а у обрыва яркого, как бриллиант, ледника Шара Уорден долгим поцелуем провожает грустного путника, направляющегося не только куда-то, но и в когда-то.

Акустическая версия Sixfold Symmetry оставляет нас наедине с инструментами и голосами, играет на контрасте и кажется неестественно минималистичной и подозрительно строгой, что, однако, не мешает выказывать радушие. На смену шуму проливных тропических дождей и шелеста падающего снега пришел уют просторного освещенного помещения, являющегося идеальным убежищем для тех, кто предпочитает следовать плану и не терпит случайностей в естественном порядке вещей.

Без прочтения нотаций и нравоучений, музыка ласкает внутреннюю сторону ребер, пробирается сквозь дебри убеждений и дозволенностей, оставаясь предельно честной — она именно то, что вы о ней думаете. Мелодии говорят на понятном языке, не кокетничают, не злоупотребляют доверием и притом, что лишены чего-то выдающегося, способны сделать особенным любой момент жизни. Запоминающиеся мотивы и невыносимо красивые образы в словах подарят глоток заиндевевшего воздуха тем, чьи легкие полыхают в зное, и разольет бутылёк медового солнечного света над теми, чья кожа сминается и трескается от сырости и стужи.

1 Comment

  • Ответить Август 12, 2015

    So close

    мой мозг воспринимает In The Garden как этакий ремикс на Bedtime Stories
    но язык не поворачивается сказать что релиз от этого проигрывает

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.