Thelonious Bong — Sordid sounding of evident things EP

Мы все в той или иной степени переживали трудные времена. Человечество настолько укоренилось в своем стремлении быть реалистами, что само определение слова «оптимизм» превратилось в пошлое клеймо. Даже музыка, которая по своей природе должна влиять на настроение, а не подчиняться ему, не справляется с первоочередной функцией, а зачерпнув раз состояние безнадежности, уже сложно от него избавиться. Мир будто живет по заветам Кристофера Нолана, проповедуя эстетику more dark, more realistic, вокруг царит желание обесцветить мелодии, нагромоздить свинцовую броню, запугать шумом и лязгом цепей, дабы безрадостная действительность не казалась чем-то неприятным. Поэтому когда появляется сияющая добротой музыка, даже записанная исключительно в ночное время, темное и полное ужасов, приходится принимать ее во всеоружии скептицизма и недоверчивости. Бывают ли улыбки искренними? Кажется, это что-то из времен изучения картинок азбуки.

Мы часто ругали битмейкеров за их узконаправленное мышление, когда брали не качеством, но количеством, топчась на одном месте, однако, в данном случае идея цветет пышным цветом даже в коротком отрезке времени, как будто только неуемного прогресса ей мало. Кто-то вывел сплав мастерства Flying Lotus и всепобеждающей проникновенности Teebs, но не эксплуатируя джазовые наработки и не растекаясь эмбиентом по древу контрабаса, предпочитая расщеплять конструкции и отбирая ярко вычерченные элементы, бережно изымая их и храня в невесомости эха. Сэмплирование Элис Колтрейн, Карлхайнца Штокхаузена, Фэроу Сандерса во вливании свежей крови из ненавязчивой этники, филигранной электроники, на фоне которых инструменты действительно выглядят живыми. Элегантный музыкальный балет, проникающий прямиком в грудную клетку и вручающий оздоровительную пощечину заторможенной мышце, которая смирилась со своей участью перегона бурой жидкости по венам, отринув чувства в связи с ненадобностью.

Несмотря на всю солнечность, мелодии Sordid sounding of evident things лишены экзальтированности и вряд ли станут сопровождением для красующейся перед зеркалом диснеевской принцессы, разве что она попадет под дождь (или под поезд) исключительно для развития сюжета и с непременным поучительным финалом, где жили долго и счастливо сказочный принц и мачеха-ведьма, которая тоже человек и мечтает о простом женском счастье.

Идеальное сочетание технологического эскапизма и горячей буйной плоти, будь то клубы пара, выпускаемые клапанами механического сердца внутри музыкальной шкатулки «889», помещенного туда с целью каждый раз новую мелодию и соответствовать настроению человека, проворачивающего завод. Выступающий в самом неприглядном клубе с переосмыслением классики позапрошлого (в их временных рамках) тысячелетия, усталый ансамбль уже немолодых людей с солирующей робо-дивой, покрытой глубокими царапинами и ржавчиной-лишаем, чей голос еле слышен в «483» за слоем пыли на обветшалых динамиках. Пение гигантских хищных доисторических птиц «477», помещенных в декорации кукольного театра, где гвалт и снующий шум за кулисами сопровождается детским смехом. Именно там, воодушевленные клавишные и протяжные струнные рифы, в окружении переливающихся светодиодов хромированной приборной панели, звучат будто инопланетяне похитили красивую пианистку из джаз-бэнда и безуспешно пытаются скрестить ее с мрачным гитаристом, забывая о простой и наивной вещи, отвечающей за сотворение новых видов. Да, мы сейчас говорили о любви.

Для аккумулирования внутренней агрессии у нас есть иные герои, но для облагораживания душевных стремлений эта музыка станет идеальным подспорьем. Музыка для нас с вами, некогда завязших в уюте, но отрекшихся от него с целью сохранения эмоциональной стабильности, поскольку уверены, что ничто хорошее не длится вечно, поэтому незачем ликовать крупицам счастья, которое обязательно отберут другие, либо ты сам выбросишь в мусорное ведро, перепутав с чеком об остатке денежных средств на банковском счете. Нет, мы не огрубели – мы стали идиотами.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.