BRAIDS — Deep In the Iris

Наша оценка

Волей судьбы или случая, но голос Рафаэллы сопровождает меня во время продолжительных поездок, итог которых заранее не должен быть известен, но так или иначе все сводится к единому знаменателю – я остаюсь один. Это правило безотказно срабатывает, начиная с дебютного альбома, остающегося в голове не музыкой, а образами сцепленных рук с тем, кем общее прошлое позволяет использовать формулировку «больше чем просто друг», сражений с драконами на затуманенном заднем дворе, тяжелого дыхания от чрезмерного алкогольного опьянения, сощуренных от давящего на глаза в кромешной темноте света мобильного телефона при редактировании обвинительных исходящих сообщений, попытках избежать задвоения предметов и сфокусироваться на звездах над головой, провал в мир сновидений в пустой постели и жажде найти в себе силы если не вызволить, то ждать заключенного в темнице, который виновен по закону, но не в твоей системе ценностей. Совместная работа с Джоном Хопкинсом ознаменовала дорогу на свадьбу духовного брата и некогда заносчивой суки, ставшей в итоге ему доброй женой, штурманом и боевым товарищем, сместив меня с этой роли, а заодно открыла ворота и выстлала путь в далекое государство, как будто желая оградить даже от самых редких и случайных встреч.

Flourish // Perish о закате солнца, за которым приходится наблюдать сквозь пыльные окна автобуса, стремящегося в другой город, но завязшего в пробке. Музыка предвкушения громыхающего рэйва, холодных напитков и нахлынувшего удовольствия в минуты, когда пространство зазвенит от смеха той, кто сдержала обещание и прилетела в последний момент, заставив рутину непогожего дня скатиться кубарем в ничто — Она здесь, а все прочее бессмысленно.

Спустя полтора года микстейп Blue Hawaii выстроил стены клетки, запрещая моему восторженному разуму покинуть пределы черепной коробки. Я был в смятении и воодушевлен, несмотря на дальнюю дорогу в неизведанные места к незнакомцам, но ощущение того, что меня ждали, хотели видеть, поили, водили за собой, запоминали слова и малозначительные факты, помогали встать на ноги, если оступился и полетел вниз по лестнице, старались запечатлеть на фото каждую улыбку и признались в любви, наполнило нутро цветами и поднимали ввысь, только для того чтобы с Deep In The Iris схватить за щиколотку, швырнуть лицом в асфальт и выжечь огромную дыру в понятии «доверие». А как же цветы? Это были букеты с четным количеством бутонов, что кладут на лакированные ящики с телом, а после засыпают землей.

Flourish // Perish и Deep In The Iris связаны общей проблематикой, имеют один источник боли и появлялись при схожих обстоятельствах – утекали в интернет задолго до официального релиза, специально накануне пути к, как мне тогда казалось, любимым людям, бессонным и насыщенным событиям ночам, разговорам, признаниям, обещаниям, поцелуям и вере в «жили долго и счастливо», а в финале к расставанию на веки вечные с полнейшим игнорированием существования другого, когда можно забыть про дни рождения. Это музыка о том состоянии, когда не так уж и важно кто кого любит больше, главное то, каким тебя делает эта влюбленность, то, каким человеком тебе хочется быть для других. Спокойным, добрым, позволить снять броню и побыть немного слабым, сбавить гонор, радоваться мелочам и принимать заботу, даже если случайно погладили против шерсти. Разрешить себе быть счастливым, не задумываясь о сроке годности чувств.

Braids – это группа для тех, кто не достоин жизни по заветам всех наивных грустных песен о любви, но зачем-то стремится нырнуть в сироп и завернуться в одеяло из сахарной ваты, понимая задворками здравого смысла, что скорее умрет от скуки, нежели обретет истинное счастье, которым пестрят романтические комедии и дешевая литература.

С приходом Deep In The Iris становится совершенно неважно, накричит ли Рафаэлла, или ее голос останется покладистым, сколько времени пройдет между звонким переливами тягучих, как карамель, гласных, разложенных по радужной мелодичности строгих и искренних клавишных, то взмывающих в небеса посреди «Happy When», то опускающихся под воду в «Getting Tired», сопровождающих колкий микрофанк «Blondie» или заигрывания с хаусом в «Sore Eyes». Braids звучат настолько органично, что теперь им будут прощены любые огрехи в экспериментах и Deep In The Iris кажется теперь не просто наиболее светлым и добрым альбомом группы, но самым лучшим с точки зрения совокупности деталей. Здесь пианино с менторским тоном и статью умудренного жизнью композитора забывает о статусности в танце с электроникой, которая распускается пышным цветком или сжимается до минималистичных точек и тире, находясь под присмотром выверенных ударных, пускающихся в галоп, тонущих в помехах или замедляющих ход, как кровообращение при нулевой температуре. Голос теперь не паразитирует на инструментах, подминая их под себя, превращая их лишь в шелестящую обертку, а является частью коллектива, не ворует внимание, не устраивает скандалов, а лишь рассказывает историю, подсказывая интонацией, где было больно и когда стало хорошо. Все элементы срабатывают безотказно, а производные, выбивающиеся из общей канвы, остаются в пределах единой вселенной Braids, разросшейся до невообразимых масштабов – кажется, не существует ничего, что было им не под силу.

Девять песен, кажущихся необязательными, милым дополнением к будням, которым ты начинаешь подпевать, запоминать вычерченные фразы, переживать с героиней, не лезущей за словом в карман. Девять потрясающих песен, гармонично сочетающих беззаботность рокота горного ручья и давление четырех ненавистных стен, обрушивающихся всей тяжестью каждую ночь. Альбом, где каждый ход продуман, звук настроен и спрятан на дне памяти, чтобы остаться с тобой до конца дней, даже если другие отвернутся.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.