Laurel Halo — In Situ

Наша оценка

Тут могла бы появиться целая диссертация на тему метаморфоз Лорел Хейло, но подобные масштабные тексты никогда не приводят ни к чему хорошему, особенно когда сам музыкант прочно стоит на дороге самосовершенствования и не собирается сворачивать с выбранного пути. Ина Кьюб зарекомендовала себя как артист, не идущий на поводу у публики, занимающийся исключительно тем, что напевают ей прекрасные извилины нутра.

Мы следим за развитием Лорел Хейло с самого первого альбома, разделяем восхищение критиков, не стесняющихся выставлять высокие оценки, несмотря на то, что не находим достойных оснований, дабы вручить «пятерку» и пышный букет. Возможно, повлияла особая будничная магия выпускающего лейбла Hyperdub, собравшего под своей крышей ватагу странных ребят с сэмплерами наперевес, которые сами поют и пишут песни. Лорел давно избавилась от вокального украшательства собственных композиций, исследуя донесение мыслей исключительно на музыкальном поприще. Конструкция обрастала мясом с каждым новой точкой сохранения, достигнув катарсиса в Chance of Rain, где мистическое техно выбралось на танцполы той разновидности, где облупленная позолота сопровождается с запахом ацетона. В то время мы предпочитали шутить про милое личико Лорел и возмущались негативными комментариями достаточно странного и самобытного выступления на Boiler Room, доступ к которому ныне ограничен. Именно там, посреди ничего не понимающей толпы, стоявшей будто вкопанные, Лорел развлекала сама себя атональным расхлябанным звучанием, где примитивный бас и назойливые синты были лишены всякой гармонии. Именно подобные вещи остаются в памяти, а не прочие душераздирающие «Thaw».

Попадание на Honest Jon’s это еще не выход в высшую лигу электронщиков-«самодуров», кующих пристрастия и ломающих кости привычной комфортной электроники, но уведомление о получении диплома специалиста и поступлении в аспирантуру. In Situ захлопнул наш рот и заставил говорить о музыке, а не фотографиях Лорел Хейло, расправившей плечи и выпрямившейся во весь рост, которая гораздо компофртнее ощущает себя в компании Шаклтона и Actress, пришедших на смену мелковатым Cooly G, Ikonika и безликим конъюнктурщикам от джука. Даже не понимая осмысленности ходов, чувствуя усталость и перегруженность в некоторых моментах, к In Situ хочется возвращаться раз за разом, изучать, разведывать и раскапывать в разных местах до тех пор, пока звонкий стук лопаты обо что-то металлическое не озарит радостным воплем все сонное царство.

Совмещая в себе мистичность и аутсайдерский примитивизм коллег по лейблу, Лорел отказывается от нарочной упрощенности, оставаясь в пределах роящегося даунтауна, озвучивая броуновское движение белых воротничков, поглощенных повседневными переживаниями, которые обычно остаются в тени, не проникая в социальные сети. На сей раз Лорел не ставит целью донести наброски записной книжки из Quarantine или устроить танцевальный марафон посреди консерватории, предварительно напоив местный джаз-бэнд, как в Chance of Rain, она предлагает слушателю понять, чего он больше желает – окрашивать привычную жизнь новыми оттенками или забыться в ночном клубе.

Запоминающиеся броские детали, переборы клавишных, полутона и прозаичность на фоне, позывные светодиодов, раскачивающийся маятником бас, сбивающийся ритм, в которых угадываются лики новоявленного чинного грайма в «Situation», прикосновения утопичной научной фантастики в плавно расцветающей «Nebenwirkungen», с металлическим привкусом крови midi-этники и порхающими ударными в «Drift». Мягко пульсирующая «Nah», ниспадающая каплями басовитого яда на стерильный пол, поможет освободить гнетущие мысли посетителей гигантского торгового цента, в котором продают исключительно оружие и боеприпасы, хмурая и подвижная «Shake» усадит в высокоскоростной поезд, несущий безликие куски мяса из точки «Усталость» к пункту назначения «Одиночество». С первыми звуками «Focus I» наступает ночь, где снег и дождь, подогретые дешевым алкоголем и запыленным блюзом баров на окраине, могли бы стать катализатором небольшой поэмы, но вместо этого вызывают исключительно нервозность: завтра будет гололед, город будет стоять в пробках, все опоздают. Поэты задавлены прагматиками, которые поднимают глаза к небу только затем, чтобы оценить насколько темна туча, и нужно ли доставать зонт прямо сейчас.

Такие артисты, как Лорел Хейло, вечно находятся в стадии окукливания и каждый их последующий релиз кажется превращением в красивую бабочку, но внутренний критик приглушает эмоциональный фон, дабы не одарить комплиментами раньше времени, и посмотреть что будет дальше — мутация все еще не завершена, и вряд ли закончится при жизни творческой единицы. Ты постоянно ждешь некого пика, достижения метафоричной вершины, не понимая, что с самого своего появления музыкант взобрался на высоченное плато и не собирается опускаться к подножию.

1 Comment

  • Ответить Апрель 3, 2017

    Sergio318

    Можете считать меня женоненавистником, сексистом, кем угодно, но современной электронной музыке женщины музыканты не нужны. Никакие miss kittin, ellen allein, marusha или допустим dj rap ни разу ни на минуту не убедили меня в своей состоятельности или необходимости. Отдельные треки- да. Девушки вокалистки- супер! Но как только девушка начинает делать музыку без слов, тем паче писать альбомы- пиши пропало. И in situ яркий тому пример. Ни разу не смог даже дослушать альбом до конца. Либо разбивал и слушал частями, либо на перемотке. Занудная, однообразная срань. Скучная и бедная даже по меркам минимальная техно. Только в качестве фоновой музыки, когда чем то занят и пофиг что звучит в наушниках. Однако и на эту роль можно найти десяток другой более интересных альбомов, хотя бы работы » короля зануд» и «мистера однообразие» actress. Не говоря уж о действительно интересных товарищах andy stott и alva noto.

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.