Patricia — Bem Inventory

Наша оценка

Макс Равитц, использующий женский псевдоним Patricia, ворвался в нашу жизнь очень тихо, деликатно и с лоу-файным шорохом – будь он маньяком, прирезал бы всех жителей квартиры в их же постелях – в момент выхода ипишки Side Piece на Spectral Sound, подарившем всем нам Мэттью Дира (и Audion), Джеймса Т. Коттона, Тодда Осборна, 2 AM/FM, и являющимся одновременно дочерним подразделением маститого гиганта Ghostly International. Да, как вы могли заметить, в то время издательство Opal Tapes, на котором вышел дебютный полноформатник Макса Body Issues, не казалось чем-то заслуживающим внимания… И, да, я настолько дерзок, что не считаю, будто уже пришло время покаяться в скептицизме, поскольку Opal Tapes кажется ружьем с отсыревшими патронами, громыхающее раз в три-четыре выстрела. Тому же принципу следует Bem Inventory, где гениальности в исследовании мелодичности противопоставляется лишенная всякой изысканности тоска и желание встряхнуть композицию за плечи, дабы оживить ее ход, либо убрать излишне броские детали, за которыми спрятаны настоящие драгоценные металлы в своем расплавленном текучем состоянии.

Начинаясь с абсолютно потрясающей «Mercury In Retrograde», в которой правят не нарастающий ритм или фоновая расфокусированность, но настроение пастельных оттенков, выраженных в невесомой, будто отсутствующей, мелодии, заключающейся всего в нескольких нотах, простом переборе клавиш или неизвестном сэмпле. Именно такая музыка характеризует состояние, когда даже самый сильный душевный подъем становится серой лужей в холодных пустых автобусах с замерзшими окнами, в которые приходится смотреть лишь от неизбежности, а не любопытства. Выпуклые звонкие пики «Just Visiting» мешают сосредоточить все внимание на прямолинейной перкуссии, вытащенной из скелетов клубных боевиков, будто кто-то записал массивный рэйв задворок заводских цехов на дешевый диктофон и пытается разбавить его интеллектуальными элементами, расцвечивая синтами, нарочно останавливая танцующих.

Лучше всего Патриции удается принимать свою участь, а именно – делать разнузданное звучание избегающее высоко задранного носа и поисков чего-то большего, будто неглупой танцевальной музыки попросту мало. В Bem Inventory могут удивительным образом сочетаться парализующая созерцательность, когда ты неотрывно смотришь в одну точку, пока сухие глаза не заставят насильно моргнуть, повадки охотящегося хищника и нотки чувственного эротизма, возбуждающего сознание и тело, горячее дыхание не шее, обжигающее предвкушением. «Bed Of Nails» становится ложем для экспериментов, в котором могут удобно устроиться сразу трое, их секреты, беседы, беспокойные сны и чьи-нибудь сломанные зубы. Мягкий марширующий темп «Hadal Zone» тактично вторгается в твое личное пространство под странным знаменем – на копьё нанизана голова исковерканного летнего солнечного дип хауса с богатых лощенных пляжных вечеринок на террасах даунтауна.

В свои худшие моменты «Life Is A Hideous Thing» и «Needs A Nap» Макс пробует делать техно для домашних посиделок и личного прослушивания, используя одновременно привычные танцевальные конструкции, но ограждая их от слушателя за забором аналоговых атональных хлопков или кажущихся витиеватыми переливов, которые не имеют логичной последовательности и сформированности, словно тайком вытащены из кармана Криса Кларка, который лепит из сырой глины сосуд, а Макс только смог размазать сырье по всему хронометражу трека.

Помещение, в котором звучит музыка Patricia, пропитывается маслянистыми красками, что само по себе является важной заслугой музыканта, поскольку у большинства других нет ничего, кроме громыхающего звучания, играющего исключительно за счет алкогольного опьянения и скопления энергии, требующего выбраться посредством хаотично двигающихся конечностей. Макс способен организовать вечеринку даже в котле для отходов, в кремационной печи или на дне огромной жестяной банки, где отдающееся рикошетом эхо заполнит все пространство, оставляя пустоты для кажущейся потусторонней лиричности, согревающей в безнадеге не хуже дружеских объятий, ограждающих от октябрьских ветров.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.