Luke Vibert — Bizarster

Наша оценка

Достаточно единожды поддаться искушению, чтобы понять «секретную» рецептуру успеха Люка Вайберта: мягкие и плавные ударные, вторящие темпу восторженного сердца, переживающего душевный подъем, незамысловатая основная линия, ворох разнообразных звуков и вокальные сэмплы, вырезанные из старых песен и фильмов. Используя прием, не меняющийся не только из года в год, но и при трансформации из одной личины в другую, Люк умудряется звучать современно и уместно для любого стечения обстоятельств. Стоит заметить, что Вайберт, пожалуй, единственный музыкант, смастеривший уникальный и узнаваемый почерк за счет других и позволяющий без тени иронии заявить: «сэмплирование – это тоже искусство!».

Погуляв на стороне с эйсид-манифестом Ridmik, для выпуска очередного (читай – выполненного в привычном и любимом стиле) альбома Bizarster Люк вернулся на лейбл Planet Mu, отмечающий в этом году двадцатилетнюю годовщину. Прошлая крупная работа музыканта под собственным именем, обласканная от мала до велика We Hear You случилась в 2009 году и с выходом Bizarster кажется, что не было этих 6 лет. Можно было подумать, что однажды Люк создал некий миллион композиций, которые постепенно издаются, тем не менее, именно на Bizarster чувствуется, что музыкант вышел на новый уровень – чувство ритма и умение проткнуть полотно в нужном месте правильным звуком остались не непревзойденной высоте, но именно теперь манипуляции с голосами достигли совершенства. Доказательством этого может служить диско-фанковая «Officer’s Club», будто вышедшая из под пера Kerrier District, где основная мелодичная линия, застревающая в голове после первого же прослушивания, принадлежит именно звукам, разлетающимся из человеческого рта. Построенная на одной фразе, вынесенной в название, и удачно обыгрывающая имя автора цитаты, «I Can Phil It» относится к той категории музыкальных работ, что были услышаны ранее неоднократно, но именно в руках мастера Люка не звучит вторично и надоедливо.

От деликатного дабстепа золотой эпохи с сэмплами из игры для нинтендо «Knockout» до классического джангла с великолепными олдслкульными клавишами «Ghetto Blast Ya», делая остановку в «Hey Go», дабы взболтать мелодию, сняв мышечную массу и погремев костями, придав ей толику тревожности. Сонливая размеренная «Manalog» стекает аналоговым каскадом по стопкам фотографий из отпуска на океанском побережье, чтобы затем объявить войну спокойствию «War», где упругий бас сталкивается с мелодией, будто аккуратно позаимствованной из классической киноленты про мафию, вендетту и предложения, от которых лучше не отказываться. Едкая «Power Press» провоцирует безумие и кажется идеальным стартером для открытия второго дыхания на душном танцполе, когда выдохлись вообще все – трек, как спасательный круг для любого диджея, который может потонуть в море негодования уставшей толпы, не понимающей, почему человек за пультом отказывается править своими танцующими подопечными. Расцвеченная неоновыми огнями штампов эстетики 80-х, «L Tronic» воодушевляет своей способностью сиять даже будучи объятой плотным туманом, а используемый перебор нот рисуется в памяти учащенным дыханием человека, который, наконец, нашел свой заслуженный выход из лабиринта. Встречающая ближе к финалу «Doozit» представляет собой утонченный сплав чувственной гитарной партии, неочевидного аромата этники, солнечного даба с переломом в напористый дабстеп извивающегося на цепи беснующегося баса.

Весь Bizarster – это причудливое драгоценное колье на шее кажущейся высокомерной, но обладающей тонким чувством юмора, списанной в тираж шоу-бизнесом звезды, которой и остается посещать светские мероприятия в мехах и украшениях, которые некогда шли в составе одного комплекта, а ныне разлучены ломбардом. Бриллианты, изумруды, рубины, топазы и дешевые, но ослепительно сияющие стекляшки – они выглядят вычурными, броскими и немного гротескными на фоне всего происходящего, но именно их игра со светом, неподдельный блеск, ежесекундное напоминание об истинной ценности – это то, что создает правильное благоприятное впечатление.

Идеальная с точки зрения финального эпика «Don’t Fuck Around» представляет собой возвышающийся джангл, набирающий обороты с каждой минутой, создавая при этом мощный заряд энергии, способный прорвать пространство и время и призвать для аутентичности не только ювелирно вмонтированные обрывки фраз-кричалок, но и, что является самым главным, правильное настроение тех великих моментов, что с нами уже никогда не случатся, но могут быть прочувствованы благодаря таким гениям, как Люк Вайберт.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.