Alva Noto — Xerrox, Vol. 3

Сегодня 31 декабря 2015 года, на часах два сорок девять ночи. Мы сидим на смятой постели, с сигаретой в руках, перед освещающим дрожащие пальцы ноутбуком, лежим в забитой колючими ветками елок сточной канаве, и на нас падает тающий в полете снег, сбегающий по щекам новогодними слезами, бредем по бесконечно длинной улице гирлянд, где компанию могут составить лишь продрогшие, мокрые животные. Мы не чувствуем праздника, пусть и жаждем его, несмотря на все циничные заявления об отсутствии соответствующего настроения.

Alva Noto — человек, все время находящийся в эксперименте. Художник и исследователь, гений, осознавший для себя возможности звука, из которого он умело создает многомерные пространственные образы в головах и мыслях. Карстен Николаи выпустил третий том (с подзаголовком «Towards Space») размышлений о значимости негативного опыта, который двигает вперед и открывает путь чему-то новому. Это модель ошибки.

В который раз музыкант использовал чужие сэмплы, вырвал их из контекста, срубил под самый корешок, дабы создать нечто совершенно иное, способное стать гимном мира, представляющим собой многократное повторение ранее представленного вниманию. С каждым новым выбросом света, разрывающим тьму, с каждым механическим звуком прокрытого инеем копировального аппарата, в разы ухудшающего качество оригинала, альбом тонет в помехах, теряет очертания формы, оставляя лишь угадываемый смысл, лишенный контраста и прикипающий к подкорке не двадцать пятым кадром, а въедающимся в сознанием веществом, растворяющим слушателя и все сущее. Нам клонировали зиму, ставшую на две тысячи пятнадцатом экземпляре отвратительным подобием поздравительных открыток — деревья обнажены, все сугробы только из пыли, а лица друзей на дисплее не сияют улыбками.

Пусть нас с ловкостью осколочной гранаты разметало по углам континента, мы примем объятья друг друга. Крепкие объятия, соединив ладони и сжавзамерзшие красные пальцы рук. Не открывая глаз, не произнося ни слова, ни совершив движения – мы будем рядом, где бы мы не находились. Плевать на половые признаки, возраст, время, пространство – сегодня у нас есть возможность почувствовать друг друга, у нас есть сами мы. Мы прислушиваемся к миру, и мир робко, но ответит нам. Сама атмосфера начинает звучать так, словно невидимый палец не просто наугад ткнул в небо, пробив воздушный шарик с сахарной пудрой внутри, но с величайшим трепетом и невидимой глазу рождественской магией заколдовал природу вокруг, и она решилась станцевать для нас свой прощальный, для этого года, танец.

Название открывающего трека «Atmosphere» говорит само за себя. Это обволакивающее сознание, сжимающее сердца, увлекающее в себя и не выпускающее до самого конца зимнее путешествие. Мы слышим, как звуки рождаются в шуме, первородном хаосе белого и черного, метели из снега, где каждая снежинка трется одна о другую, раззадориваемая дующим хитрецом ветром. Мы слышим крики птицы, потерявшейся в мелодии одиночества и отсутствии тепла. Ей, как и нам – не хватило немного удачи. Перебитое крыло, невозможность быть услышанной, позвать на помощь стаю, братьев и детей. Мы лежим под разрастающимся с каждым мгновением сугробом и чувствуем тепло. Мы забываем о проблемах, изгоняем мысли о жарком Юге и о том, что может быть, нас ждет другая птица, на другом конце Земли. Зачем нужны спутники, если под нежным покрывалом снега так уютно и беззаботно? Мы звучим как ледяные рисунки, расползающиеся по окну. Мы вместе водим кистью: вот корона, здесь будет нос, а вот немного перьев. У нас есть всего один цвет, но сегодня нам хватит даже скудной палитры для сотворения истинного шедевра. Вместе мы можем все.

Что там за окном? Возможно, праздничный новогодний дождь и бурая грязь, радостно размазывающаяся по нашим ногам, с мерзким, чавкающим звуком или раскаты далекого хищного фейерверка «Helm Transphaser», отпечатавшегося посттравматическими вспышками на хосте темноты. Мы перетекаем из песни в песню, следуя мелодии трепещущего хрустящего мороза, сулящего вечный покой и избавление от боли в голове. Мы слышим легкие, как пушинка, колокольчики «2ndevol2nd», манящие под елку, с надеждой на подарки от Деда Мороза, в постель, чтобы мама разбудила утром, и подарила конфет. Они стучат и стучат, и мы воспаряем над землей, не отпуская друг друга. Мы взлетаем все выше, в космос, где, сюрприз, совсем не тихо, а звучит «Solphaer» и, кажется, будто сейчас рядом пролетит Будда. И даже в космосе идет снег. Он обволакивает нашу планету, превращая ее в огромный снежный шар, катящийся по пути бесконечно вселенной. Все мы – этот шар, вечно катящийся в никуда.

Alva Noto говорил о Xerrox Vol.3 как о своем самом личном альбоме на сегодняшний день, в его фундаменте лежат воспоминания фильмов из детства, отражение мечты, потому музыкант полноправно именует новую работу саундтреком к фильму, который в действительности не существует. И теперь, спустя продолжительный период времени, этот альбом стал родным. Из мелодий родительских колыбельных, и рождественских стихов, из новогодних подарков, и запаха зеленой елки, из конфет, мандаринов и Деда Мороза, из радиопомех, потустороннего гула ветра, холодной метели, голубого неба с дырой на боку, белого снега, замерзших рук, жарких объятий, красных щек, вырывающегося изо рта облачка пара, снеговиков, льда и одиночества – из всего этого состоит наш новый год. Из всего этого состоит Xerrox, как идеальное воплощение кристально чистой, девственной зимы в хрустальном шаре, которому хватит небольшой встряски для начала праздника. Держите меня за руки, и не отпускайте, пожалуйста, пока у нас не останется лишь тишина. Сегодня это важно.

1 Comment

  • Ответить Декабрь 31, 2015

    nakedape

    Збс, прям под ёлку

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.