Джеймс Мёрфи, I Love You, But You’re Bringing Me Down

Рождество — это не только сезон мерзкого кофе со вкусом имбирных печенек и столпотворений в супермаркетах. Это время, когда ушные раковины миллионов людей по всему миру пухнут от неконтролируемого желания погрузиться в теплые потоки тематических песенок или, если воля не давала свое добро, разум тонет под бурлящим натиском клонированных колокольчиков с разной градацией безудержного веселья или суицидальной грусти. Даже самый захудалый и натянутый трек принесет свои плоды, если вовремя прикрыть все его самые слабые места еловыми ветками и цветастыми носками без пары. Особенно когда он знаменует собой второе пришествие группы, чей громкий уход на покой, казалось, совсем недавно эхом отскакивал от кафеля в туалете офиса Пичфорка.

Не устраивал сценарий, в котором общественность сама объявляет группу мертвой, так и не дождавшись их возвращения домой. Ведь в таком случае никто не будет плакать, сжимая в кулачках выцветшее фото и шептать бесконечные «почему». Будет лишь затянувшийся процесс забвения с бесконечными переизданиями старого материала, сборниками второсортных ремиксов и гнетущим ощущением, что все так и ждут, чтобы ты наконец разродился еще одним релизом. Мёрфи решил свернуть с протоптанного пути и триумфально зарыл пласт длиной в десятилетие, собственноручно раздав приглашения на похороны, с любовью выпилив на виртуальном надгробии аккуратные 2001-2011. Были объявлены даты прощального тура, а последнее по списку шоу должно было стать (и, к слову, стало) трехчасовыми проводами в мир иной c кавером на Yes и самым настоящим антрактом. Все шло строго по плану — слезные слова благодарности щедро сыпались на головы поклонников (вместо того, чтобы заткнуться и играть хиты), а те, в свою очередь, отвечали реками пота и бидонами соплей, размазанными о плечи впереди стоящих. Джеймс и его друзья сверкали все более и более заебавшимися лицами, а праздник медленно двигался к финальной «New York I Love You, But You’re Bringing Me Down», достигнув апогея любого прощального застолья с раскачиванием главного тела в такт музыке и исполнением вокальной партии в стиле постоянного посетителя столовой для бездомных. От созерцания этого прощального акта хотелось молча отвести глаза в сторону, будто бы на экране не фронтмен горячо любимой группы, а наш подвыпивший дядюшка на поминках дальнего родственника.

Но Мёрфи не выдержал и пяти лет, намеренно сорвавшись прямо в сезон праздников. Слитая «Christmas Will Break Your Heart» прямым текстом вопит и стенает о том, что в конечном итоге разобьет сердце именно вам, преданным фанатам. Неприкрытая вторичность этого трека создает ощущение, что сначала родилось и обросло уверенностью решение о воссоединении, а уже потом, за последующую пару часов, наружу непроизвольно вырвалось данное музыкальное произведение, как отрыжка, которую вы не в силах контролировать после тазика оливье, кувыркающегося в желудке при помощи газиков шампанского. Такая благая весть в формате mp3 разлетается намного лучше признаний в твиттере и громких заголовков. Всё сработало и все, даже самые маленькие музыкальные бложики, замерли в ожидании первого за многие годы громкого релиза на DFA Records, которые, похоже, сводили концы с концами посредством продажи мелкого мерча. Ведь на поборах с поклонников творчества Ларри Гуся и Слима Твига далеко не уедешь (ибо их единицы и они живут на пособие по безработице). К слову, звон монеток в кружке с молнией куда приятнее для уха, чем большинство релизов лэйбла за минувший год.

Джеймс и без нашей подсказки осведомлен о том, что давным-давно lost his edge. Еще с десяток лет назад именно этот факт притягивал к его группе всеобщее внимание и симпатию. Ничем не скрываемая самоирония человека, пробившегося к славе в совершенно перезрелом возрасте, привлекала как свет в окнах старого знакомого. Невозможно было пройти мимо и не заглянуть хотя бы на несколько минут. Там, на уютном диване с пледом, тебя всегда напоят чаям и поговорят с тобой на совершенно приземленные, но такие важные, темы. Да, молодые наступали на пятки и были более восприимчивы к новомодным течениям. Если нужно, они без задней мысли меняли гитары на вертушки и корги, через несколько лет повторив те же действия, но в обратном порядке. Теперь же друг съехал, вывесив на окне огромный баннер с надписью «Я ВОТ-ВОТ ВЕРНУСЬ И ПОЗОВУ ВАС К СЕБЕ НА ВЕЧЕРИНКУ», но в этот раз хочется ускорить шаг и навсегда поменять маршрут прогулки.

Текст и иллюстрации: Валерия Архипова

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.