Dinamo Azari — Estranged

Наша оценка

Квартет из Торонто Azari & III, выпустивший всего один альбом, заслуженно получил культовый статус и определенное отношение к своему творчеству, которое, какой сюрприз, оценивается с точки зрения объективности – ты можешь не любить их музыку, но трудно признать ее качественность и влияние на умы людей. В последствии каждый из продюсеров поддался душевному порыву, сформировал видение и пустился в сольное плавание, а двое вокалистов (один из которых, давайте поверим слухам, живет в Москве у своего бойфренда) все еще отдают в аренду голосовые связки иным лицам с разной степенью известности. И если выпустивший в далеком 2012 году странный и слегка шизофренический альбом Alixander III ранее появлялся на страницах Электрокружка (в частности с потрясающим ремиксом на «I Turn My Arm» обворожительной Gazelle Twin), то полноформатный дебют Dinamo Azari случился только сейчас.

Пока Альфонс Ланца продолжает исследовать территорию загадочного и нелюдимого техно, издав в прошлом году великолепную ипишку Damaged Goods на украинском лейбле Manuscript Records, то Кристиан Фарли (если отринуть в сторону проект N/O/T/A при участии Игоря Кавалеры и Лаймы Лейтон) следует духу старой школы, бережно храня наследие Azari & III, правда, на сей раз, воспользовавшись в тайне созданной машиной времени, которая еще не позволяет путешествовать людям, но звуковые волны трансформирует на редкость филигранно. Estranged звучит поразительно в своей современности, если бы мы навсегда застряли в победивших ретрофутуристичных образах конца восьмидесятых, с музыкальной монополией в руках Маршалла Джефферсона, Фрэнки Наклза и Ларри Хёрда, продолжающего спрашивать у каждого первого встречного о том, что он чувствует. Если бы условный Ханс Оберлэндер включил на своей радиостанции SF-UR «Break Me», испещренную цепкими фразами и певучими сэмплами, никто не заметит подвоха – эта песня могла возглавлять независимый хит-парад в день вашего рождения.

Начиная с клокочущей и грациозно изгибающей спину, расплескавшей яркие искры, медленно сжигающие людской сухостой на танцполе, «Witchwood» и обнаруживая себя пританцовывающим с счастливой улыбкой под лучшую интерпретацию олдскульных клавишных в строгой и изящно рэйверской «Haçienda», переводящим дух и отрезвляющим сознание под сладкие речи Мэрилин Монро в обитой войлоком «Psychosis», без смущения подпевая провокационной лирике «White niggers wanna be black on the weekend» в басовитой «Drexl», прячась от глаз прохожих в подворотнях, куда не добирается свет и где со всех сторон деликатно обнимают высокие дома-истуканы в «Santo (Fear & Desire)», придаваясь ностальгии по временам, людям и культуре, которые случились не с нами, но не являющимися чуждыми, под «Cyan», на 75 процентов принадлежащую коллективу Azari & III, только без Третьего, появляется осознание, что перед нами если не лучший, то точно один из, альбом старообрядческой танцевальной музыки, созданной не в качестве продукта на потеху, но посвящением чикагскому хаусу, со всем почтением и любовью.

Кристиан следует канонам, не пытаясь сотворить уродливую химеру, скрещивая что-то старое с чем-то новым и понятным каждому. Он заигрывает с эйсидом, не доводя его до планки непринятия и назойливости, преломляя линии, меняя вектор мелодии, разбрасываясь цепкими запоминающимися моментами на зависть остальным, при этом, не уподобляясь остальным коллегам и не позволяя себе халтурить, даже голоса расщепляя по хорошо знакомой формуле. Музыка в качестве избавления от засилья однотипного громыхающего сырья, стремящегося сыграть на инстинктах, возбуждая плоть, но не лаская душу. Dinamo Azari пошел иным, более тернистым и извилистым путем, не делал беспочвенных громких заявлений о возвращении жанра, не выдумывал концепцию (хотя имел на это право), постарался на славу и удостоился наших благодарных аплодисментов.

Это штучная работа, уравновешивающая лоск модных показов и взъерошенное бунтарство свободомыслящего разума, способная ввергнуть толпу в пучину экстаза и скрасить неприглядные будни, когда, как может показаться, веселью пришел неизбежный конец, но стоит даже вполуха прислушаться к искушающим уговорам Estranged, чтобы понять – вечеринка никогда не умрет! Светлое время суток будет выброшено в пропасть своим темным собратом, настроением никогда не будет правильным и с этой данностью пора смириться, а отличная музыка уже в кармане. Музыка говорит, что пришло время жить так, чтобы называть вещи своими именами и то, что другие величают «грандиозным событием», для тебя было обычным вторником. Они еще твои пятницы не видели…

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.