Главные релизы недели: Fatima Al Qadiri, The KVB, Guy Andrews, DJ Katapila и Avalon Emerson

fatima-brute-art
Fatima Al Qadiri — Brute

Второй полноформатный альбом Фатимы Аль Кадири на лейбле Hyperdub встречает потрясающей ироничной обложкой (на которой, собственно, вся брутальность заканчивается) и обратно пропорциональной ей музыкальным сопровождением. На сей раз в Brute сытая цивилизованная женщина, дочь дипломата, повествует о полицейском произволе, протесте, гневе и контроле, о которых она, проживая в Бруклине, наверняка знает не понаслышке, но использует все те же самые средства, которыми описывала Азию на дебютнике, поэтому нет ничего удивительного в том, что перемешав композиции в плейлисте, вы не сообразите где звучит шелк, а где про порох.

Гораздо интереснее шутить про спонсирование террористов, SWAT и телепузиков, нежели рассуждать о музыке, в которой высосанный из пальца сюжет прилеплен опосля, дабы заполнить бесконечную в своем унынии пустоту – Фатима не стесняется заявлять, что сначала она пишет музыку, а потом придумывает ей описание. Сделайте какую-нибудь «Oubliette» официальным гимном ИГИЛ, и люди начнут выстраиваться в очереди, лишь бы отрубить себе голову и навсегда избавиться от звука вздыхающих микросхем. Этим стандартным и не меняющимся уже столько лет набором звуков Фатима выставляет себя в абсолютно дурном свете, растворяющей все хорошие начинания в синтетической жиже, из-за чего многие рискуют не добраться до необъяснимого в своей цепкости «Power», напоминающего заторможенного брата-близнеца «Shanghai Freeway», что не мешает ему вызывать симпатию примитивной запоминающейся гармонией.

Музыка Фатимы Аль Кадири опоздала лет на сорок, но, умудряясь при этом находить своего слушателя в эти дни, демонстрирует не заслуги музыканта, а упадочничество потребительского общества, который все еще ведется на обложку, не успевая в бесконечном цейтноте разглядеть внутренности. Это в семидесятых, которые вы можете наблюдать в сериале «Винил», главным в музыке был посыл, идея и концепция, и музыканты из кожи вон лезли, чтобы при помощи трех аккордов и неуемной энергии донести свою мысль. Сейчас же, как нам нравится думать, людям-индивидуальностям подавай белый холст и килограмм красок, чтобы под музыкальное сопровождение, не довлеющее образами, они могли создать свой шедевр.

Вот, ребята, тот самый момент, когда нужно было писать про ипишку Throwing Shade, а все проголосовали за Brute, потому что «симпатичная картинка украсит страницу».


avalon-emerson-art
Avalon Emerson — Whities 006

Мало кто обсуждает внешность большинства электронных музыкантов. Будь ты хоть самым привлекательным мужчиной на планете, ни в одном уважающем издании тебя не назовут красавчиком или хотя-бы милашкой. Всех там интересует лишь музыка, вот досада! Даже женщин стараются воспринимать сугубо с точки зрения их творчества, тем более, что в наше сложное время сложно пройти по тонкой грани восхищения красотой и не свалиться в чан объективизации, содержимое которого еще долго не будет смываться с одежды. Поэтому и мы поступим как все. Авалон Эмерсон (девочка, 27 лет) выпустила ипишку на отпочковавшемся от Young Turks лейбле, названия всех релизов которого полностью идентичны их номерам в каталоге.

Две составные части, наличие которых в каждом из треков бросается в глаза уже при первом прослушивании, максимально оторваны друг от друга. Они функционируют сами по себе, не подозревая о существовании потенциального конкурента, борющегося за внимание слушателя. Слаженная работа натренированных мышц тела идет рука об руку с довольно однобокими душевными волнениями, но разная скорость их передвижения — всего лишь иллюзия, ведь каждый из них находится в мире, где свои временные стандарты. Сигналы, поступающие от этих двух источников, так и не сливаются воедино в точке назначения. Они то и дело занимают частоты, находящиеся на грани назойливости, которые так и хочется прогнать с переднего плана одним взмахом руки. Можно отказаться замечать все эти неровности и попытаться уловить странную гармонию всего остального, но не так просто обмануть самого себя — левый глаз все равно будет дергаться от режущих слух элементов.

Послушать целиком: на Youtube.


our-spaces-art
Guy Andrews — Our Spaces

Если бы нам пришлось перечислять жанры для каждого релиза еженедельного альманаха, то с дебютником Our Spaces Гая Эндрюса могли возникнуть определенные проблемы. Музыкант решил пройтись по всему наследию электронной музыки, создавая сплавы, подчиняя себе метаморфозы, жонглируя темпом и настроением, захватывая дух возвышающимися партиями и игрой расплавленного эха «Bereft of Focus, Bereft of Will», обрушиваясь маститым танцевальным техно, действующим, словно шоковая терапия, в «Without Names» или единолично вырисовывая прогресс воздушных гитарных партий «In Autumn Arms», до которого три головы The xx не дошли до сих пор, играя на расхлебанном ностальгическом поле Kuedo в «Perception» или заключая The Haxan Cloak в объятия «Our Spaces», словно брата, с которым разлучили при рождении.

Гай Эндрюс, запомнившийся после очаровательной работы на Hotflush и ремикса на Роберта Дель Найу, совершил разительный скачок вперед и теперь стирает границы между меланхолией пост-рока и не предвзятым добродушием басовитых хуков, смещает литосферу устоев современной музыки, что приводит к возвышающимся волнам нойза и индустриальному грохоту. Альбом, характеризующийся фразой «в нем что-то есть», как единое целое воспринимается довольно пространно за счет смещающегося фокуса – кажется, что нет чего-то выдающегося, позволяющего нутру возвести свои чувства в абсолют, однако, после неизбежного повтороного прослушивания, разум улавливает все больше знакомых деталей, вырисовывается картина, формируется мнение. В итоге приходит понимание, что Our Spaces – это компиляция частностей, настолько ярких по отдельности, что вместе они воспринимаются как должное, нечто само собой разумеющееся. Каждый из треков на альбоме украсил бы собой релиз любого музыканта, кто за последний год удостоился положительного отзыва, легко способен замаскироваться под эстетику угрюмых лиц с налетом снобистского превосходство или залезть под кожу промышляющим экспериментами со звуком, явно представляющими конечный результат и идущим к нему не самыми простыми путями.

Our Spaces – это самый яркий и интересный релиз лейбла Houndstooth за долгое время и потрясающий дебют для одного отдельного музыканта. Апокалиптичный, размеренный, знающий себе цену, не заискивающий перед публикой и не удовлетворяющий спрос большинства, являясь самодостаточной работой, о потраченном времени от знакомства с которой никто никогда не пожалеет.

Послушать целиком: на Bandcamp.


the-kvb-art
The KVB — Of Desire

Поиск нового звучания, изучение неизведанных мелодических горизонтов и постоянные эксперименты – это все то, что мы в музыке любим, ценим, и всегда будем уважать. Но все же стоит признаться – иногда это правило не работает. Если стиль главенствовал над содержанием, а эксцентричность звука заслоняла собой многочисленные недочеты, вроде глупой лирики или однообразности мелодичных конструкций, то радикальные изменения в записи альбома могут привести к печальным результатам, сродни тем, которыми полнится новый релиз Of Desire, от британской дарк-вейв пары – The KVB.

Начнем с того, что новая пластинка англичан выпущена на лейбле Invada Records, куда их позвал его основатель, Джефф Бэрроу, давно нам всем знакомый по своей работе в великолепных Portishead. Именно качественность, как бы странно это не звучало, является основной причиной тому, что The KVB слушать можно и нужно, но уже не так интересно как раньше. Из сонма бесконечно однообразных и угрюмых исполнителей дарк-вейва и шугейза, выпускающегося только на кассетах и малыми тиражами, ребята всегда отличались собственным звучанием. Громкие гитары, иногда срывающиеся до хрипоты и невнятного шума, синты, так понравившиеся Бэрроу, записанные словно на заброшенной скотобойне, сопровождаемые безжалостными ударами по бедной голове бездушной драм-машины. Студийная работа, привнесшая лоск и спокойствие, ласково причесавшая взъерошенную голову музыки, напрочь убила все очарование дешевизны. Хорошим примером этого тезиса будет сравнение двух версий одной из старейших песен коллектива – прославленной «Never Enough», выпущенной на самой первой, лимитированной кассетной ипишке The Black Sun. Если старая версия – это двоечник-прощелыга, танцующий в одиночестве у заброшенных небоскребов, где нет ничего кроме темноты, пыли и ощущения беспомощности, которым была так ценна музыка британцев, то новая версия, записанная для Of Desire – это модник в шмотках от Гоши Рубчинского, пришедший поторговать лицом в модный клуб со стробоскопами и крафтовым пивом, толкаясь в куче таких же безликих, ненавидящих по пятницам свою жизнь и жаждущих умереть, чтобы субботним утром просить у мамки денег на новые кроссовки от Канье Уэста. И в этом контрасте – все то разочарование, сопутствующее превращению самобытного гадкого утенка, в прекрасного, но похожего на всех своих собратьев, темного лебедя.

Стоит отдать должное музыкантам – результат из творческой деятельности все еще интересно слушать. Да, они встали в один ряд с огромным количеством других исполнителей, исполняющих примерно все то же самое, примерно в таких же условиях, примерно так же. Of Desire не таит в себе ни единого хита, ничем не сможет удивить человека, знакомого с подобной музыкой, и, тем не менее, даже променяв нищету и красочность сырого звучания на статус и бережный трепет к собственным песням – это все еще хороший саундтрек для прогулок по ночному мегаполису, или танцев в компании у подворотен, где убрали мусор и вкрутили наконец-таки парочку ламп в фонари.

Послушать целиком: на Bandcamp.


trotro-art

DJ Katapila — Trotro

Если бы все четверо в Four Tet (или сколько там нужно человек, чтобы задать бит в AudioMulch) получали за свою работу столько, сколько они действительно заслуживают, это было бы очень похоже на заработок Katapila, ди-джея из Ганы, у которого только что вышла пластинка на Awesome Tapes From Africa.

Несмотря на то, что альбом Katapila собран по кусочкам, некоторые из которых датированы аж 2009 годом, это слабо влияет на восприятие пластинки — музыка в равной степени кажется современной и одновременно, будто перенесённой с запылённой кассеты, которая помнит, как в неё вставляли карандаши. В Африке время течёт немного иначе, туда до сих пор не провели дабстеп, там своя атмосфера, и лишь медленно повышающиеся ВВП на душу населения и средняя продолжительность жизни начинают постепенно связывать наши миры.

Тем не менее, чтобы проникнуться прелестью Trotro нужно примерно представлять, что именно ди-джей Katapila транслирует этой музыкой. Всё просто: пластинка записана в и об Аккре, столице Ганы, на что указывает хотя бы её название — этим словом называются местные маршрутки, которые перевозят две трети местного населения. Аккра, как я писал и потом читал в Википедии, это самый крупный город страны, здесь ключом бьёт жизнь, снуют люди, и даже название города является производным от слова Nkran, «муравьи». Но всё это, как и суета насекомых, когда заливаешь их муравейник расплавленным свинцом, выглядит немного бестолково и комично. Точно такие же ощущения остаются от прослушивания Trotro.

Факт: от этой музыки штаны не наполняются взбитыми сливками, репост записи об альбоме заставит твоих друзей написать в службу поддержки «Аккаунт моего друга взломали!», а твоя бывшая скажет «Да я всегда говорила, что он больной!». Но это не отменяет всей прелести Trotro — это очень живая пластинка, где все инструменты, которыми белые пользуются для классического техно и хауса, применяются c совершенно искривленной логикой, вкраплением народных инструментов (не то, чтобы Katapila следовал моде быть фолк-чуваком, просто там реально туговато с инструментами) и немалой долей юмора. Разумеется, как и всем белым туристам, тебе не обойтись без гида: поэтому ныряй сначала в кокаиновую «Nkran Dokunu», затем сворачивай на «Cocoawra», потом в более тёмную «Ice-Inc» и, наконец, окажешься в «Ogbojo»… Чёрт, прости Ogbojo — это не трек с пластинки, а самый криминальный район Аккры… Ээээ, в общем,… ну, до скорого, пока!

Послушать целиком: на Bandcamp.


Слова: Сергей Жилкин, Валерия Архипова, Николай Чуйко, Павел Смолоногин

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.