Главные релизы недели: The Field, Leon Vynehall, dedekind cut, Com Truise и Челси Вулф

leon-vynehall-art
Leon Vynehall — Rojus (Designed To Dance)

Новая пластинка Леона Вайнхола с первого взгляда может показаться вам чем-то совершенно поверхностным и совершенно недостойным внимания в сравнении с предыдущим великолепным Music for the Uninvited — альбом тут же растащили музыкальные паблики, на которые подписана ваша младшая сестра, бывшие одноклассники и ребята, устраивающие шумные тусовки вокруг открытого багажника машины в соседнем дворе. Согласитесь, так и хочется презрительно фыркнуть и пройти мимо этой ярко-розовой обложки, так и не послушав ни одного трека. Но не стоит сразу воротить нос, перед нами настоящая дизайнерская жемчужина танцевальной музыки, а танцевать, как мы знаем, любят почти все.

Здесь есть и уже по-летнему теплая грусть последних сорока минут перед рассветом и планирование долгой дороги домой на «Saxony», танцы в режиме автопилота под отрешенный звон тонких металлических листов с чувственным придыханием «Beau Sovereign» и исследование собственными ногами многослойной «Wahness». Альбом неспешно двигается вдоль протоптанной до него коллегами по жанру дорожке, и если ноги остальных лишь поднимают клубы пыли, то Леон ступает по мягкой траве, усыпанной каплями утренней росы. В альбом приятно окунаться с головой и интересно к нему прислушиваться. Он полон всяческих милых мелочей — звуки спотыкаются, падают, находят двойников из параллельной вселенной, расплескиваются криками птиц, пристают к костям бризом тропической прохлады и застревают на карусели, подхватывая все, что находится в их досягаемости.

Леону удалось построить танцевальный ковчег, где каждой твари найдется по паре и никто не уплывет домой в одиночестве. Это все та же трогательная и одухотворенная музыка, оправдывающая в этом мире наличие такого жанра как «хаус». Вытащи Rojus (Designed To Dance) из полумрака ночных клубов на солнечный свет и открытое пространство от пляжа до плоскости многолюдной урбанизации и он ничуть не станет хуже, не испарится, оставив после себя невнятное пятно на асфальте, даже наоборот — незаметные ранее элементы под действием ультрафиолета с двойной силой засияют у вас в руках.


the-field-art
The Field — The Follower

В каждом его альбоме есть как минимум один трек, который становится лучшей, главной, называйте как хотите, работой в списке пристрастий не просто какого-то там года, а прикипает к костям, поселяется паразитом, вырезается на коре головного мозга, оставаясь с тобой навсегда. Так случилось и с «The Follower», являющимся одним из любимых треков в этой непростой жизни.

Аксель Вильнер без преувеличения достоин звания кудесника от зацикленной электроники, и пока другие лезут из кожи вон, чтобы удивить и обезоружить крикливым аляповатым разнообразием, The Field достиг того хрупкого равновесия на стыке простоты и гениальности, когда игра полутонами воспринимается с громкостью взрыва в библиотеке. The Follower выполнен по фирменной рецептуре – запрограммированные спиралевидные сэмплы растягиваются по продолжительному полотну готовых треков, повторяясь и филигранно изменяясь, наращивая мускулы и переливаясь холодными оттенками.

The Follower кажется наиболее мрачным и зловещим релизом, идейно продолжающим восхитительный саундтрек беспокойных ночей от Hands, только в иных декорациях и на полной скорости. Предыдущий «Cupid’s Head» также награжден черной обложкой, но одноименная композиция была скорее про поездку с друзьями в машине с открытым верхом и пляжные посиделки у костра, однако его последователь The Follower чернотой скорее упивается. Достаточно столкнуться в финале заглавного трека с женским воплем, полным отчаяния и страха, или поддаться смятению и беспокойству, сменяющими сосредоточенность и напускную благосклонность в «Monte Veritá», чтобы пусть на мгновение, но почувствовать в груди нехватку кислорода. Аналоговые синты хрустят как сухие ветки во власти всеохватывающего пламени, тремор ритма вызывает жар в щеках, резкая смена настроения от безучастного к гнетущему инициирует выброс адреналина, тогда приходит и понимание, что ты не можешь предугадать следующую минуту в казалось бы максимально упрощенной для понимания музыке. Вот здесь и ставится жирная точка во всех возможных спорах – каждый альбом Акселя уникален и заслуживает наивысшей оценки, а субъективное восприятие зависит лишь от настроения дня, когда с человеком случается подобная музыка.

The Field относится к редкой категории музыкантов, которые выстраивают конструкции из скудного хлипкого материала, коротких обрезков и разбавленного эмбиентом цементного раствора, однако, мало того, что скука даже на пушечный выстрел подступить не может, так с каждым новым прослушиванием возникает желание вернуться к началу и пережить заново – каждый раз будто первый раз, даже выучив наизусть, музыка не перестает удивлять.

Послушать целиком: на Bandcamp.


chelsea-art
Chelsea Wolfe – Hypnos / Flame EP

Кажется, наша любимая Челси Вульф в очередной раз решила сменить имидж! После переполненного гниющими цветами, бурлящей кровью, адским пламенем и выкрученными на максимум ручками овердрайва альбома Abyss, в прошлом году получившего от нас честно заработанную порцию восхищения и совсем капельку порицания, певица словно устала от всей той тяжести и рокового грохота, присущего ее музыке, взяла в руки акустическую гитару и отправилась в одинокую, поросшую мхом хижину в лесу, где записала пару нежнейших баллад.

Если вы слышали трогательный кавер на Eagles of Death Metal «I Love You All The Time», посвященную парижской трагедии, считайте, что вы знаете как будет звучать новая ипишка. Челси, отбросив образ прокаженной, с залитыми тьмой глазами и давно проданной дьяволу душой, примеряет на себя новую роль – меланхоличной, отстраненной, но доброй волшебницы, ободряюще поглаживающей путника по голове и вручающей ему вечно горящий факел, который не позволит заблудиться на вымощенной золотом тропе к Изумрудному Городу.

Hypnos / Flame вмещает в себя всего две новые песни, плюс три демо-версии с последнего альбома, испортившие впечатление от Abyss своей громыхающей серостью, теперь звучат намного пронзительней и эмоциональнее за счет необработанного фильтрами голоса певицы и тихого звучания гитар. Новые же треки – это дополнительная порция обыкновенной магии, к которой уже пора бы привыкнуть, но все никак не получается. Голос певицы идеально сливается в протяжной гармонии струн, порождая истории, преисполненные верности, ожидания чуда и невозможного исцеления, горького привкуса умирающей надежды и эха забытой любви.

Иногда в голове проносится мысль о банальности и безвкусии всей той лирики, бьющей через край в песнях Челси, но они в тотчас разбиваются о барьер сладких воспоминаний, хлещущих из заботливо вскрытой раны души, уже зарубцевавшейся, но как прежде ноющей при случайном прикосновении. Незамысловатые, очень личные, подкупающие собственной честностью, оправдывающей простоту и наивность – песни Челси звучат как прочтенные перед сном сказки Андерсона, где ужас сочиться с каждой страницы, безуспешно пытаясь разрушить веру в счастливый конец, помогающий уснуть лучше любого снотворного, не беспокоясь о завтрашнем дне.

Послушать целиком: на Bandcamp.


com-truise-art
Com Truise — Silicon Tare EP

Что ты помнишь про 80-е? Нет, не знаешь, а именно помнишь? К несчастью, Электрокружок настолько старый, что состоит из поистине древних людей, которые эти 80-е застали и _помнят_. Обычно в таком возрасте люди начинают бороться за право на эвтаназию (под категоричным лозунгом «Эвтаназия или смерть!»), но мы предпочтём другое. А именно — рассказать про 80-е. Ха! Ну, и кто из нас сейчас помрёт (от скуки)?

Жить в 80-е было скучно, просто потому что все идеи этой декады строились не для того, чтобы подойти под твою жизнь, а, наоборот, чтобы её перевернуть вверх тормашками. Более того, почти все эти попытки (а ты давай попробуй пока фоном включить какую-нибудь Лори Андерсон) относительно современных стандартов имеют очень тусклый вид. И условные 80-е условно любят лишь по одной причине — где-то в нулевые возникла толпа людей, которые переписали целиком историю этого противоречивого десятилетия. Заявив, будто они играют по правилам 80-х, бесчисленные диджеи и продюсеры сделали то, что должно было получиться с первого дубля 30 лет назад — футуристичную музыку, которая, тем не менее, гораздо более чутка к твоим бытовым реалиям: под неё ты можешь танцевать и не выглядеть лунатиком, ты можешь под неё ехать по длинному шоссе и для этого тебе не нужен Delorean, её может слушать твоя подружка и совсем необязательно, чтобы её волосы при этом напоминали розового пуделя.

Com Truise (по паспорту Сет Хейли) — один из этих дипломатов, переписывающих историю музыки для учебников младших классов. В новой ипишке Silicon Tare со странной-будто-бы-что-то-означающей-но-на-самом-деле-нихрена-в-себе-не-несущей-обложкой он успешно мимикрирует под концепцию 80-х: «Я красивая вещь для твоего интерьера, которая ни разу в жизни тебе не пригодится», но при этом его музыка стоит большего внимания. Пять треков при всей своей стилистической вычурности внезапно обретают смысл в твоей повседневной жизни: это отменный саундтрек для вечера после трудного дня, когда сил делать что-то уже нет, но и падать мешком в кровать не хочется. Это комплимент тебе: сегодня ты был молодцом, поэтому окунись на один вечер в мир людей, для жизни которых пишут саундтреки. Пластинка может показаться проходной, но скорее лишь потому, что у тебя не хватает в жизни таких полных самоудовлетворения вечеров. Поработай над этим на досуге.

Послушать целиком: на Soundcloud.


bannon-art
Dedekind Cut — American Zen

Ли Бэннон, или Dedekind Cut, о котором мы пишем так часто, что он, рассыпаясь в благодарностях, скоро позовет нас вместе с ним записать новый альбом, выпустил одновременно на Ninja Tune и Hospital Productions (владельца последнего, Доминик Ферноу, нарисовал обложку), небольшую ипишку American Zen, в очередной раз полностью изменившей представление о том, в каком жанре американец чувствует себя всего комфортнее.

Ли снова сумел удивить, пойдя по тропе, проложенной его недавними работами, при этом полностью избавив новую запись от любого намека на жесткость, жестокость или целеустремленность битов, и четких ритмических построений. Однако оставил в инструментарии уютные, растворяющиеся на глазах, облака городского шума, клокочущие звуки мегаполиса, мелко покрошенные семплы, завернутые в полотно неторопливо сменяющих друг друга переливов аналоговых синтезаторов. При прослушивании American Zen иногда создается впечатление, что калифорниец даже не сочинял музыку, а просто ходил по условному Нью-Йорку с пленочным диктофоном в руке, записывая все пролетающие мимо него звуки, чтобы потом нарезать их на части, и склеить в произвольном порядке, получая на выходе мозаику из мелких, но занятных повседневных потрясений. Подслушанные обрывки разговоров, гудение пролетающих мимо желтых такси, крики ворон, колокола католических соборов, с вездесущим мычанием попрошаек, просящих милостыню у их ворот, звуки сливающейся в коллектор грязной воды, завывание полицейских серен, улыбки проституток и сопутствующие им стоны совокупляющейся за углом клуба парочки, визг огромных крыс, пиликанье миллионов мобильных телефонов, измученное дыхание убегающего карманного воришки, запах уличной еды, улыбки проституток, топот ног спешащих в офис клерков, и шуршание кип листов в их папках – 5 треков, составленные из тысячи и одной маленькой истории, будучи собранными воедино, способные погрузить в Дзен.

Правильно расставленные акценты повествования, ненавязчивое звучание и легкий налет многозначительной загадочности – три составляющих, делающих новый релиз Бэннона столь привлекательным для пристального изучения. Даже при отсутствии желания вслушиваться в музыку, случайно заиграв в наушниках, она придает окружающей реальности ощущение кинематографичности, делая покупку шаурмы событием, достойным попасть в фильм Мартина Скорсезе. Самые внимательные откроют для себя огромное количество незаметных пометок и тайных знаков, добавляющих толику новизны погружению в мир альбома, где царит умиротворение и спокойствие среди белого шума больших городов.

Послушать целиком на Bandcamp не удастся, поэтому выйдите на улицу, подышите свежим воздухом.


Слова: Валерия Архипова, Сергей Жилкин, Николай Чуйко и Павел Смолоногин

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.