ANOHNI — HOPELESSNESS

Наша оценка

Энтони Хегарти выпустил свой дебютный сольный альбом не только под новым именем, но и иной гендерной принадлежностью. Несмотря на то, что каждый успел использовать формулировку «певица, ранее известная как Энтони», подкрепляя кучей шуток и обязательными высказываниями о временах и нравах, ANOHNI не растерял… простите, не растеряла свои незаурядные вокальные данные даже после махинаций с гормонами. Очень трудно воспринимать его в новой ипостаси… простите, мы хотели сказать «её».

Чистый струящийся голос, смакующий каждое слово, сшивающее плоть политического подтекста с персональными переживаниями, демонстрирует увесистые, как бойкотированный ею Оскар, размером с топорщащиеся уши Барака Обамы, ментальные яйца которыми не может похвастаться большинство обладателей кожаной висюльки между ног. Уникальный тембр Энтони будто создан для всех этих помпезных пышных клавишных и струнных, безотказно срабатывает, бьет мощным ударом в самое уязвимое место, заставляет упасть навзничь, и приказывает всей лишней жидкости покинуть организм через слезные железы. ANOHNI следует иным путем – берет сердце слушателя в руку и обматывает его красными шелковыми нитями, продевая сквозь кости, ведет вниз по спирали на позвоночнике, стараясь не допускать узлов, дабы человек мог спокойно и без лишних усилий покинуть изощренный процедурный кабинет. Проблема в том, что с каждым новым прослушиванием, нитей становится больше, витки все туже, пока под их бушующим цветом не пропадет белизна костей, а внутренние органы увеличатся в объеме.

В частности, музыканта (о, отлично, мы выбрали наиболее обобщенное обоеполое слово!) следует похвалить за выбор звукового оснащения – трендовый Hudson Mohawke и излишне прогрессивный Oneohtrix Point Never вполне могли свернуть в трубочку наследие Энтони и выбросить в мусорное ведро вместе с ненужными половыми органами, выдумав причудливый и диковатый мир, привлекающий одних, отпугивающий других. Вместо этого, коллектив сотворил впечатляющее многослойное полотно, имеющее полное право именоваться «электронной записью с острыми зубами»: эпичные выстроенные духовые, являющиеся визитной карточкой Берчерда, в пригодной для танцев на могиле врага «Drone Bomb Me» и едкой апокалиптичной «4 DEGREES» или будто запертая в темной комнате и пожирающая сама себя «Violent Men» под руководством Лопатина обрела привкус джаза сороковых годов прошлого столетия, доносящегося из параллельной вселенной, пережившей пик научно-технического прогресса задолго до нашего времени – каждый проделал ювелирную работу, чтобы одновременно сохранить удобную деликатность конструкций популярной музыки и поставить узнаваемую размашистую подпись, безошибочно указывающую на авторство того или иного продюсера. Песня «Obama» могла быть какой угодно, но только не такой хищно-ритуальной, отлитой из расплавленного на пиксели свинца, а заглавная «Hopelessness» не имеет даже намека на безнадежность, после недолгого хорового разбега срываясь с синтетического обрыва и отправляясь в горделивый полет на сияющих крыльях над облаками, пропадая с радаров.

Hopelessness достигает золотой середины между современным искусством и традиционным барокко Antony and the Johnsons, навсегда закрытым для простых смертных натуралов вроде меня и тебя, мой любимый читатель. ANOHNI вряд ли поддержит молодых и неуверенных в своей ориентации граждан, но поспособствует тому, от чего пытается убежать каждый тридцатилетний – от осознания собственной слабости, которую мы так стесняемся и старательно прячем, страстно желая крупицы защиты от тех, кто кажется сильнее. Как бы не хотелось променять дряхлеющую плоть на металл, маскируясь и лицемеря, от чувств избавиться не получится. Ты можешь простить своего отца за нелюбовь, винить мать в девиантном поведении, жить с одной и мечтать об объятиях другого, истово дружить и провоцировать предательство, театрально заламывая руки, жалуясь на одиночество. Ты можешь прилюдно веселиться и оставаться невообразимо печальным, скрывшись ото всех глаз, смотреть порнографию, употреблять наркотики и относиться к каждому как к музе, питаясь и совершенствуясь, уходя и оставляя после того, как источник вдохновения иссякнет. Главное понять, что все происходящее – это уже жизнь, генеральная репетиция не предусматривалась.

Вы ждали мораль? Её не будет, поскольку не всё в мире случается именно так, как нам этого хотелось бы. Пока выпрямляешь спину, лепишь свое публичное лицо, обдумывая слова и ходы наперед, пролетают годы, воздух становится гаже, солнце мутнее, а в морщинистом лысеющем теле остается все меньше полезных веществ, сведя на нет твою функциональную обязанность удобрения для растений и цветов.

1 Comment

  • Ответить Май 8, 2016

    Heavy Rock

    Осмелюсь сказать, что Энтони утёр нос Бьорк, причём по всем фронтам!

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.