Bon Iver — 22, A Million

Наша оценка

Когда речь заходит о творческом пути Bon Iver, сложно сыскать более скептически настроенную массу людей нежели редакция Электрокружка. Во-первых, Джастин Вернон относится к бывающей невыносимой когорте стонущих мужиков, а во-вторых, это фолк, ребятки (шутка откроется, если читать это предложение на иностранном, где мы скаламбурили слова folk и folks), о котором было известно все еще до рождества Христова, ибо уже в те темные времена племена развлекались (в перерывах между охотой и спариванием) созданием минималистичных гулких звуков ударов сухих палочек друг о друга и о черепа соседствующих захватчиков. Тем не менее, 22, A Million появился на страницах вашего любимого издания, а значит случилось нечто экстраординарное, поэтому будем краткими – так и есть!

Сложно скрыть восторг от альбома, который по ощущениям останется в кармашке на долгие годы, учитывая предыдущие мимолетные отношения с музыкой Вернона, когда по обыкновению знакомство прекращалось спустя две минуты звучания любой песни, сопровождаемое громким фырканьем и жалобами к меломанам о том, что всеобщий любимец записал несусветную [врезано цензурой]. Знающие люди подтвердили, что нынешнее творчество Bon Iver выгодно отличается от всего того, что музыкант делал ранее, будто произошли изменения на атомном уровне, оставляя всю суть проекта, но используя для самовыражения контрастные краски, одновременно выделяясь на фоне и совершенствуясь в системе внутренних координат.

Любимый лайв-артист Канье Уэста, сдавший в аренду свои голосовые связки для пары треков в некотором роде эпохального Yeezus, иногда сотрудничающий с Джеймсом Блейком, заставляя последнего выглядеть серой тенью в сравнении певческих навыков, угарел по вичухе и прочим сатанизмам, записав в итоге удивительную пластинку, где все крипто-чудаковатости носят исключительно косметический характер. Электронные разрывы композиций, обработанный вокал, по-настоящему живые инструменты и атональное наслоение отдельных элементов сосуществуют в идеальной гармонии. Все вместе цепляет за горло в «22 (OVER S∞∞N)» и перекрывая доступ к кислороду, создавая цельную симфонию из пустот, струнных, автотюна, сэмплов и ярких брызг духовых. Все, что мы знали, в чем были незыблемо уверены (ограничиваясь простой логической связкой «Bon Iver – это плохо»), кануло в пропасть вместе с лязгающей «33 “GOD”», взмывающей в небо и расцвечивающей полотно с силой фейерверка и усугубило рефреном I fell in love / I heard about it пульсирующей «666 ʇ» — чуть ли не самой трогательной песней со всего альбома

Маститый 22, A Million все тот же фолк, идеально сопровождающий беззаботные валяния в опавшей золотой листве с двадцати двумя миллионами сэлфи на фоне костров рябин, однако на фоне обозначаются не безликие хрущевки, а сияющий футуристичный мегаполис из стекла и еще не изобретенных сплавов метала. Это альбом традиционной музыки народа, который мы никогда не застанем, где победили синтезированная пища, генномодифицированные лекарства, колонизированы далекие планеты, а человечество борется с совершенно иными проблемами. Аранжировки буквально въедаются в память, лидирующие музыкальные линии плавно струятся, позволяя фоновым украшательствам творить собственное буйство, а каждая свободная минута стремится к заполнению рассуждениями Джастина об экзистенциальном кризисе, о метафоричных потерях, жажде уйти, погасить свет и, конечно же, любви, но делается это без присущей подобным темам драмы и пафоса, напротив лирический герой не жалуется, не выдавливает сантименты, но констатирует факт, с которым смирился и принял как нечто само собой разумеющееся.

Любая прозаичная сахароза фальцета «715 – CRΣΣKS», так некстати покрывающая бытие плотным карамельным слоем, что совершенно не сочетается с широченным бородатым лицом Джастина Вернона, нивелируется изумительным душещипательным финальным аккордом саксофона в «21 M♢♢N WATER», противовесом всем милым странностям служит целостная, размеренная и понятная, обладающая величественностью и неоспоримой силой «8 (circle)», а на каждый Sad Sax of Shit (как это поименовано в буклете) найдется свое банджо.

1 Comment

Смелее! Скажи нам всё, что думаешь.