Clap! Clap! — A Thousand Skies

Наша оценка

Если бы подобная музыка появлялась как можно чаще, нам бы не приходилось постоянно объясняться в любви Черному континенту. В одной из прошлых жизней мы жили в Африке, охотились с пленами, ритуалами призывали дождь, пили зелье, боялись кары шаманов, уважали законы природы, сгорали на солнце, замерзали по ночам и держались поодаль от цивилизации, осознавая свое единение с землей – иначе сложно объяснить факт магического вмешательства музыки Clap! Clap! в нашу повседневную жизнь, когда ты отодвигаешь все дела на условное «потом» и с головой ныряешь в один единственный альбом, приходя в себя спустя четверть суток.

Криштиану со всем почтением, трепетом и уважением обращается с традиционной африканской музыкой, придавая ей форму объекта модернистского искусства, использует в качестве драгоценных украшений для вкрапления в привычное звучание, с которым не стыдно собрать целые стадионы. Сэмплы и живые инструменты запечатлены в широкой градации от техно и хауса до хип-хопа и футворка, вдыхая страсти и окутывая мистицизмом привычные конструкции, которые теперь кажутся чем-то абсолютно потусторонним и озаряющим слушателя сияющим великолепием. Clap! Clap! перекраивает целый культурологический пласт, умудряясь не паразитировать на африканском наследии, пересобирает его в нечто совершенно иное и одновременно знакомое, будто A Thousand Skies – это не кропотливая усердная работа, а полевые записки, представленные малочисленными общинами, которым не нужны дорогостоящее оборудование и всякие там железки, достаточно только сухих трубок, струн, гулкого ритма, хлопков и проникновенных песен.

От трогательной и милой «Hope» к взъерошенной и сумасшедшей «Betelgeuse’s Endless Bamboo Oceans», заставившей нас покаяться и посыпать голову пеплом после обобщенных оскорблений в пользу футворка, к пестрой «Ar-Raqis» и гипнотизирующей «Rainy Souls, Gloomy Futures», вскидывая руки ввысь на стремительном шангаанском электро «Centripetal», глотая вязкий желеобразный кислород, ставший неизменным спутником во снах о доме, в «Ode to the Pleiades» и прыгая по лужам, словно весь этот мир лишь мюзикл, в блюзовой «Rainbow Coast» — 43 минуты звучания ты ведешь диалог с чем-то навсегда далеким, но родным, таким понятным и харизматичным, когда слова не нужны, достаточно искренних восторженных эмоций. В этом же кроется главный секрет успеха альбома, поскольку каждый найдет в нем что-то для себя, отдельные отголоски или масштабные ассоциации никого не оставят равнодушным.

Музыкант не лицемерит, не хвастается умением нажимать на кнопки, не перетягивает одеяло на себя, сразу же обозначая свою роль наблюдателя, который сам не до конца уверен, куда его заведет тропа: вернется ли он домой или станет угощением для местной фауны. Здесь каждый полыхающий синт к месту, спотыкающийся ритм ускоряется в математической прогрессии, нежные клавиши прячут солнце в кучных облаках, перезвоны колокольчиков, сухие удары костей и палок по предмету, название которого сложно выговорить, создают потрясающее настроение закружат в праздничном вихре, где все так легко и правильно.

A Thousand Skies заставляет кровь закипать, обостряет чувства, позволяет инстинктам совершить переворот во дворце разума, оставляя танец как единственное средство самовыражения. Погружение в отрешенный транс, будто городские джунгли навсегда захвачены хищниками, ядовитыми растениями, пряными травами, неконтролируемой жаждой, а джазовые клубы немыслимы без опутанных лианами неоновых вывесок. Здесь ночная жизнь убеждает в бездонности звездного неба, дуновение прохладного ветра по багровым щекам кажется единственным спасением, медные духовые раздаются по округе, оберегая от темных сил, а утро наступит когда-нибудь потом и не с тобой.

Смелее! Будь первым, напиши комментарий.